Киноактер Чарли Чаплин: о смехе и слезах в фильмах, отрепетированных драках и создании образов

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Киноактер, режиссер, сценарист Чарли Чаплин стал один из самых знаменитых творческих деятелей эпохи появления немого кино. В 1972 году Американская киноакадемия отметила его заслуги вторым внеконкурсным почетным «Оскаром» с формулировкой «за бесценный вклад в то, что в этом веке кинематограф стал искусством». Мы собрали высказывания Чарли Чаплина о создании комедии, смехе и слезах в фильмах и тонкой психологической работе режиссера.

О создании комедии

Чтобы сделать комедию, мне нужен лишь парк, полицейский и красивая девушка.

О создании персонажа

Сначала я совсем не представлял своего персонажа. Но в тот момент, когда я стоял одетым, эта одежда и макияж делали меня тем, кем он являлся. Я узнавал его, и к моменту, когда я выходил на сцену, он появлялся на свет.

О жизни

Жизнь – это трагедия, когда видишь ее крупным планом, и комедия, когда смотришь на нее издали.

О роли «первого любовника»

В 17 лет я сыграл молодого героя в скетче «Веселый майор» – скучном, пошлом спектакле, который мы играли всего неделю. Нашей премьерше – моей жене по пьесе – было лет пятьдесят. Каждый вечер она появлялась на сцене пьяной, от нее несло джином, а мне, ее горячо любящему супругу, надо было обнимать и целовать ее. Этот опыт навсегда отбил у меня охоту быть первым любовником.

О смехе и слезах в фильмах

Я могу точно сказать, когда у меня впервые появилась мысль придать своим комедийным фильмам еще одно измерение. В картине «Новый привратник» был эпизод, когда хозяин выгоняет меня с работы. Умоляя его сжалиться, я начинал показывать жестами, что у меня куча маленьких детей. Я разыгрывал эту сцену шутовского отчаяния, а в сторонке стояла наша старая актриса Дороти Дэвенпорт и смотрела на нас. Я случайно взглянул в ее сторону и, к своему удивлению, увидел слезы на ее лице.

Киноактер Чарли Чаплин: о смехе и слезах в фильмах, отрепетированных драках и создании образов

Об отрепетированных драках

Ни один актер из моей труппы ни разу не получил травмы во время съемок. Все драки тщательно репетировались, как хореографический номер. Пощечины никогда не бывали настоящими. Какой бы дикой ни представлялась свалка, на самом деле каждый ее участник знал, что и когда он должен делать. Травмы в кино непростительны, поскольку и драку, и землетрясение, и кораблекрушение, и любую катастрофу можно подделать с полной убедительностью.

О друзьях

Друзья, как и музыка, нужны мне только в определенном настроении. Правда, за такую свободу приходилось иногда расплачиваться одиночеством.

О собственной технике

Меня удивляют высказывания некоторых критиков о том, что моя техника съемки старомодна, что я не иду в ногу со временем. С каким временем? Моя техника порождается моей мыслью, моей логикой и моим подходом к данному произведению, я не заимствую ее у других. Если бы художник обязан был идти в ногу со временем, то Рембрандт оказался бы давно устаревшим по сравнению с Ван Гогом.

О сценичности

Идея, лишенная сценичности, мало чего стоит. Гораздо важнее уметь воздействовать на зрителя. Можно воздействовать и пустяком, если только художник обладает настоящим чувством сценичности.

О работе с актерами

Работая с актерами, надо быть психологом. Скажем, какой-то актер приходит работать в мою труппу уже после начала съемок. Каким бы превосходным актером он ни был, он начнет нервничать в непривычном окружении. И тут, как я выяснил на собственном опыте, очень помогает скромность режиссера. Хотя я прекрасно знал, чего хотел, я все же отводил новичка в сторону и признавался ему, что устал, волнуюсь и не знаю, как сделать этот эпизод. Пытаясь мне помочь, актер очень быстро забывал о собственной неуверенности и начинал хорошо играть.

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Лучшие статьи за неделю – у вас в почте

Читайте также