Арестуйте меня: чем новым полицейским запомнился первый месяц работы

Share on FacebookTweet about this on Twitter

За месяц работы новой патрульной службы мы не только не разочаровались в ней, но и приобрели надежду на позитивные и глобальные изменения в будущем. Сами полицейские уверены в этом же и полны желания действовать на благо страны.

Четвертого июля первая волна новых полицейских в 2000 человек после четырех месяцев подготовки вышла на улицы Киева. Редакция rabota.ua попросила «людей в форме» вспомнить все об их дебютном месяце на службе.

Ирэн Казимко

Ирэн Казимко

Уверена, что мой приход в полицию – это судьба. Я – человек патриотического склада, и люблю свою страну. Мне хочется, чтобы люди здесь жили счастливо. Может, это звучит наивно и банально, но многие из новых патрульных пришли на новую службу как раз благодаря внутренним убеждениям и порывам изменить страну в лучшую сторону.

Кроме этого, получая юридическое образование, которое само по себе скучновато с его исками-договорами, сухим общением с судьями и адвокатами, я мечтала переквалифицироваться в криминалистику, хотя для нее нужны железные нервы. Сегодня я живу с ощущением, что сбылась мечта детства. Это одна из самых главных причин, почему я пошла в патрульную службу.

Учеба заняла вместо трех месяцев – четыре. Мы учились 6 дней в неделю: в подготовку входили физподготовка, тактическая подготовка, отработка боевых приемов, начиная от американского варианта самообороны и заканчивая нашими, хорошо знакомыми спецназовскими приемами. Нас учили стрельбе и ее технике безопасности. Каждый из нас настрелял около 130 патронов. Это много – действующие сотрудники милиции иногда за все время работы не могут такое количество настрелять, даже включая плановые обучения.

Сегодня я живу с ощущением, что сбылась мечта детства. Это одна из самых главных причин, почему я пошла в патрульную службу.

Наши преподаватали подготовили нас практически ко всем ситуациям, которые могут возникнуть (были разработаны сценарии поведения более чем в 500 разных ситуациях – Авт.). Большой акцент на стрессоустойчивость, толерантность, устранение насилия в семье – нас учили правильно поступать в таких ситуациях, например, что говорить, слушать, как успокаивать. Есть консультационные центры, в которые мы можем обратиться за помощью и советом, если есть необходимость.

Мне помогает и то, что до службы я ассистировала на тренингах по развитию и личностному росту. Сегодня учеба еще продолжается, и выходных нет почти. Хотя у нас по уставу есть отсыпной после ночной смены, а потом выходной.

Нас быстро «гнали» к четвертому июля, к присяге. Последние две недели до даты Х мы усиленно маршировали, ходили строем, тренировали дисциплину и выдержку, что для гражданского человека совершенно не привычно. Мне повезло с руководителями – командиры рот поддерживали и поддерживают нас, мотивируют, объясняют, вырабатывают индивидуальный подход. У нас не сугубо деловые, а более человечные отношения. Командиры берегут нашу психику и наш настрой. Ведь если мы упадем духом, то ничего дальше и не будет.

Сейчас нас четыре батальона по 500 человек, которые меняются между собой. С чужими батальонами мы пересекаемся только при передаче патрульных машин. В батальоне – 10 авторот и еще одна – это пеший патруль. На ночь к автопатрулю часто прикрепляется пеший патрульный для подкрепления и обеспечения безопасности машины в опасных районах.

Тяжело, потому что все еще не отлажено до конца. Рабочее время дольше, чем по графику (12 часов): определенное количество часов отводится под патрулирование, но еще необходим зазор для выезда на свою территорию или ожидания машины, которая еще не вернулась, построения, выдачу оружия, задержки на выезде и пр. В первые дни был план действий, но по факту ничего не сходилось – и все тяжести ложатся на нас.

Запал – есть. У нас ребята горят желанием изменить мир и это, соответственно, проявляется на службе. Без этого энтузиазма и рвения выдержать серьезную моральную и психологическую нагрузку в патрульной службе довольно тяжело.

Нам иногда предлагают взятки. И каждый раз приходится пояснять, что сегодня – это уже не по адресу, и к этому придется привыкать.

Видя, как работает старая система, мы не всегда могли повлиять. Например, в одном из супермаркетов часто пропадают вещи, отследить невозможно, т.к. в это же время почему-то возникают проблемы с видеофиксацией. По поведению следователя и администратора, которую мы опросили, явно видно, что они в курсе происходящего, и наказания наверняка не последует, потому что они имеют договоренности. Очень обидно в таких ситуациях. Нас не всегда не воспринимают окружающие и плохо к нам относятся правоохранительные органы старой системы.

Но лед все-таки тронулся. Мы очень часто мы получаем помощь от «бывалых»: они делятся с нами множеством нюансов по работе самой системы, по оформлению заявлений, рапортов, протоколов. Мы очень рады, что среди них есть хорошие, честные, ответственные люди, которые поддерживают глубокое реформирование системы.

ирэн казимко

Люди привыкают, что есть полиция. Теперь им есть к кому обратиться с теми жалобами, на которые раньше милиция не реагировала. Просят проверить, все ли в порядке с пожилыми родителями, к которым их дети не могут дозвониться, с квартирой соседей, у которых почему-то открыта дверь, а их самих нет дома, проверить подозрительные личности, которые появляются в новостройках.

Каждый из нас настрелял около 130 патронов. Это много – действующие сотрудники милиции иногда за все время работы не могут такое количество настрелять, даже включая плановые обучения.

Но в то же время люди еще боятся звонить в милицию и давать показания – это надо менять. Однажды мы приехали на вызов – кража из автомобиля среди белого дня. Вытащили планшет и навигатор. Тут или большая необходимость, или чувство безнаказанности. Полицию вызвала всего лишь одна женщина из многих, видевших преступление.

Мне еще не приходилось применять оружие и не хочется. Мы выезжаем на семейные ссоры, к наркоманам, алкоголикам, был вызов даже на детскую площадку, где дети, насмотревшись фильмов, бегали с огромными кухонными ножами. Часто люди изображают героев из фильмов. Я иногда до 10 раз предупреждаю перед применением силы, хотя в случаях злостного неповиновения достаточно трех раз.

Иногда мне страшно. Например, однажды мы приехали на вызов по ссоре соседей. Уверенные, что нас вызывает пострадавшая сторона, мы зашли в квартиру без бронежилетов и палок. За нами закрылась дверь и мы оказались в алкопритоне, где нет света, и в нас летят бутылки, разбиваются лампы. Выйдя оттуда всеми правдами и неправдами, мы вернулись снова, уже в бронежилетах, и быстро разрешили ситуацию.

Долг сильнее страха. Как-то после смены я задержала человека. Я увидела, как таксист хотел скрыться с места аварии, причиной которой он стал. С криками «Полиция! Стоять!» я заблокировала таксиста своим личным автомобилем. Тогда я не думала о сохранности своей машины или страхе. Мне было важно помочь человеку, пострадавшему в ДТП.

ирэн казимко1

Многие шокированы нашим поведением и другим подходом в работе. Люди видят, что перед ними грамотный полицейский, который знает законы, может оказывать противодействие. Чаще всего мы не применяем силу и ведем беседы. Нередко  беседами можно убедить людей отказаться от противозаконных действий, наладить отношения в семьях и между соседями. Зачастую мы выступаем в роли психологов, которые готовы подсказать и помочь, научить людей взаимодействию друг с другом.

Реакция окружающих сегодня стала спокойнее, хотя им до сих для них пор непривычно, что милая девушка может вести себя жестко, строго. Но с некоторыми правонарушителями нельзя мягко. Профилактические беседы ведутся в строгой форме, чтобы человек понял, что с ним не шутят, что перед ним сотрудник милиции и представитель власти.

Многие шокированы нашим поведением и другим подходом в работе. Люди видят, что перед ними грамотный полицейский, который знает законы, может оказывать противодействие.

В своем напарнике вижу защитника и помощника. Очень важно понимать, что кто-то тебя прикроет, чувствует ответственность за тебя.  Мой напарник – сильный, грамотный, отлично знает законодательство, имеет медицинское образование. До приезда скорой мы можем оказать качественную помощь.

Это была лайт-версия нашей работы. За месяц службы многое поменялось: на практике освоили законодательство, работа стала оперативнее, появилось взаимодействие между патрулями, отлично понимаем, где риск и необходимость вызывать подмогу.

К тому же, мы всегда работали по инструкциям и приказам МВД, а сейчас уже есть закон о национальной полиции. Уже можем все: задержать за распитие в общественном месте и мелкое хулиганство, дебоширов и матерщинников привезти в райотдел, возьмем на себя часть работы ГАИ (то, что связано с нарушением ППД, ДТП и пр.).

С каждым вызовом этот мир становится лучше, безопаснее, пусть даже на микроуровне.

Мое личное достижение – ощущение внутренней гармонии. Моя работа мне нравится, я делаю ее с удовольствием. С каждым вызовом этот мир становится лучше, безопаснее, пусть даже на микроуровне. Мы – одни из тех, кто на самом деле что-то делает и меняет. Я чувствую свою ответственность перед обществом, людьми, друзьями, коллегами, собой – я представитель государства, полиции, реформы.

Есть такое понятие – критическая масса. Патрульных на сегодня – только две тысячи. И для быстрых изменений этого мало. Но перемены в лучшую сторону будут очень заметными, если вывести на улицы еще несколько тысяч человек, ориентированных на честность и справедливость.

Верьте в нас, верьте в себя, верьте в лучшее. Благодаря нашей общей вере у нашей страны все получится.

Катерина Белугина

Катерина Белугина

Мне надоело видеть, как в стране ничего не меняется, захотелось поучаствовать в переменах, начать с себя. Я пять лет проработала графическим дизайнером и хотела стать веб-дизайнером. Но офис мне надоел, я не получала кайф от работы. Когда я услышал о наборе в патрульную службу – внутри щелкнуло, что это мое. Поэтому в первые дни подала заявку.

Нас отбирали в несколько этапов. Общеобразовательный тест на логику, скилл-тест, физподготовка, интервью с комиссией и психологом, личное собеседование. К этому конкурсу ты не мог подготовиться – и в этом огмроный плюс. Надо было взять человека такого, каким он есть, настоящим. Если ты выносливый, стремишься к изменениям – тогда ты готов выучить все, что угодно, свернуть горы.

В первые недели учебы перевернулся мир. Нам рассказывали о том, каким должен быть идеальный полицейский. И для нас это звучало дико. Мои друзья не верили, что такое может быть.

Нас учили беспрерывно. Развивали умственно и физически. Кстати, это были преподаватели из КНУ им. Т. Шевченко и Национальной академии внутренних дел, которые проходили специальный конкурсный отбор. Именно эти люди первыми в нас поверили, вселили в нас уверенность, что мы со всем справимся.

В первые недели учебы перевернулся мир – нам рассказывали о том, каким должен быть идеальный полицейский. И для нас это звучало дико.

В первые недели учебы перевернулся мир – нам рассказывали о том, каким должен быть идеальный полицейский. И для нас это звучало дико. Мои друзья не верили, что такое может быть.

Сегодня постоянно идут курсы по законодательной базе, плюс – мы должны повышать свои навыки в боевых искусствах. Надеюсь, скоро появится дополнительно курс по экстремальному вождению.

Катерина Белугина

Иногда спала по три часа – приходилось учить наизусть слово в слово, чтобы вникнуть. Мне как человеку с техническим образованием сложно учить законы.

Мы знали, что будет сложно. Но мы меняемся, работаем над собой – это оказалось проще, чем поменять мнения людей, которые уверенны, что реформа провалится. До подписания закона было морально непросто. Многие спрашивали, мол, если нет закона, то, что мы тут делаем. Но оказалось, что тех, кто сомневается в правильности твоего выбора, в два раза меньше, чем тех, кто верит и горит. Спустя месяц мы понимаем, что назад дороги нет, и если верить, то мы сможем поменять страну.

Я благодарна всем, кто нас поддерживает. Например, на ночной смене у меня поднялась температура. В аптеке я попросила воды, чтобы запить жаропонижающее. Фармацевт залил лекарство в свою чашку, убедил выпить лекарство в теплой машине, пожелал не болеть, потому что мы так нужны людям. Это мелочь, но от нее наворачиваются слезы на глаза.

Огонь в глазах коллег, их рассуждения, показывают, что в нас столько силы и энергии, что мы не остановимся. Нас мало, но процесс уже начался!

Мой коллега Дима после смены встретил по дороге домой двух девочек 16-ти лет, которые ночью шли вдоль дороги. Они заблудились. Дима решил сопровождать их до дому пешком, т.к. не хватало своих средств на такси. Неожиданно подъехал таксист, который подвез всех и не захотел брать деньги. И таких историй очень много.

Катерина Белугина

Нам нужно общаться с людьми, чтобы знать их проблемные точки. И это не сложно – люди сами подходят, рассказывают, где злоупотребляют алкоголем, где неблагополучная семья, а кого недавно ограбили.

Но в то же время мы встречаем и тех, кто негативно относится к нам и старой системе одновременно, нас обзывают, хамят. Мы к этому психологически готовы, потому что доброта большинства людей перечеркивает весь негатив.

После смены я забываю то, что было в начале – настолько насыщенная наша работа. Когда я работала дизайнером, все мои дни были одинаковыми, сливались с неделями, месяцами. А сейчас одна смена по ощущениям как три дня.

Самое страшное – это погоня в 180 км/ч! Это случай из моей практики. Мы не можем испугаться и стать у обочины. Не по себе, когда не выходит контролировать ситуацию, например, в семейной ссоре. Каждый день надо над собой психологически работать, морально закаляться. Лично я чувствую, что с каждым днем становлюсь сильнее и вижу это по напарнику. Мы уже быстрее реагируем в новых ситуациях.

11824047_10204098647340570_875428402_n

Система постепенно поддается. Огонь в глазах коллег, их рассуждения, показывают, что в нас столько силы и энергии, что мы не остановимся. Нас мало, но процесс уже начался! И это понимают даже те, кто работает много лет в старой системе.

Мы с партнером выходим на смену и все делаем одновременно – работаем или отдыхаем. Мы подстраиваемся друг под друга, не имеем права оставить кого-то одного. Кстати, у меня уже было два напарника. Такая ротация в рядах патрульных – привычный процесс, нечасто, но происходит. И это здорово, т.к. работая с новым человеком, мы можем дополнить и почерпнуть друг от друга что-то новое.

Было уволено 12 патрульных. Плохо, что такие люди появились в нашем кругу. Но с другой стороны – так исчезают недостойные. Те, кто не хотели и не хотят работать. Те, которые видят в этом только престиж и должность. Очень хорошо, что этих патрульных выявили в течение первого месяца. Среди нас должны оставаться только лучшие.

Славко Полухин

Славко Полухин

Быть полицейским – моя мечта с детства. Возможно, это влияние большого количества американских фильмов про полицейских. Новая реформа соответствовала моим принципам, да и захотелось попробовать себя в новой роли. Так, менеджер по продажам и сопровождению сайтов превратился в патрульного.

Моя жена поддержала меня в стремлении стать полицейским, мама отнеслась нейтрально, отец и старший брат были категорически против. Отец уверен, что ничего уже не изменится в старой и продажной системе. Теперь одна из моих целей – доказать, что все будет иначе, все изменится к лучшему. Такое ощущение не покидает меня до сих пор.

На самых первых сменах – сплошная суматоха. Никто не дает четких приказов, не знает, где взять бланки, оружие, кто-то даже не знал, как управлять «приусами».

Мы не знали многих технических моментов, юридических нюансов, у нас не было контактов тех, кто мог бы нас проконсультировать. У нас был предмет по оформлению ДТП, но занятий было немного. И на практике ты не знаешь, с чего начать. В первые дни нам помогали командиры рот: но они – это мы, только званием выше.  Приходилось узнавать самим и советоваться с действующими милиционерами.

Большинство тех, кто работает в полиции – позитивны и с энтузиазмом смотрят в будущее.

Не попробуешь – не узнаешь. Поэтому просто делай и не бойся. Опыт придет. В США к новому человеку на службе прикрепляется наставник, который ему все объясняет и учит, – у нас таких не было.  Мы выкручивались сами, проявляли логику, смекалку, консультировались со старшими коллегами. Мы сами обучаемся и уже проще относимся к разным новым ситуациям.

полицейские-напарники

После ночной смены нет сил – просто падаешь на кровать и отключаешься. Да, график тяжелый, втянуться сложно, некоторые перерабатывают – вместо 12 часов работают все 16 из-за задержек в составлении рапортов на ДТП, поездок в райотдел. Но нас очень сильно поддерживал и сейчас поддерживет тот факт, что население к нам очень хорошо относится, и мы вам очень благодарны.

Мы стараемся договориться с людьми. Нас неоднократно провоцировали, пытались оскорбить и поставить на место, обзывали прихвостнями. Кому-то из наших даже предлагали взятку. Но мы культурно отвечаем даже на очень хамские высказывания. Хотя могли бы привлечь к ответственности за вмешательство в работу правоохранительных органов или за оскорбление. Мы понимаем, что люди – разные, поэтому реагируем спокойно и без агрессии.

Пока не было закона, люди пользовались тем, что мы мало можем. Но уверен, мы сможем приучить  общество к порядку.

Люди звонят в 2-3 раза чаще – их доверие растет. Новые патрульные за месяц стали увереннее, морально крепче, грамотнее в законодательстве, появились новые навыки. Например, я привык не высыпаться и спокойно к этому относиться.

Мое личное достижение – я со всем разобрался. Даже даю коллегам советы.

Не знаю тех, кто разочаровался бы в службе. Большинство тех, кто работает в полиции – позитивны и с энтузиазмом смотрят в будущее. Поэтому я уверен, все получится. Люди нам доверяют в 80% случаях – это видно и очень приятно.

Топ-10 фактов о новых полицейских

новые полицейские

Источник: страница Facebook патрульной службы Киева

1. Портрет. 70% новых полицейских – люди с высшим образованием. Это бывшие менеджеры, инженеры, дизайнеры, спортсмены, юристы, рекламщики. Средний возраст полицейских – 25 лет.

2. Масштаб. В ближайшее время начнут свою работу новые полицейские патрули в Одессе, Харькове и Львове.  Также уже объявлен набор в новую патрульную полицию в Хмельницком, Луцке, Днепропетровске, Ужгороде и Мукачево. Осенью будет начат набор в Тернопольской, Ровенской, Черновицкой, Винницкой и Ивано-Франковской областях Украины.

3. Подготовка. Подготовка одного нового патрульного полицейского обходится в 128 000 гривен.

4. Защита. Ежедневно за порядком в Киеве следят 195 автомобильных патрулей и 32 пеших патрульных пары.

5. Зарплата. Зарплата полицейских – от 8 000 до 10 000 гривен.

6. Законность. Президент Петр Порошенко подписал Закон Украины «Про Национальную полицию» . В Киеве закон уже вступил в силу, с 20 августа – он вступит в силу для патрулей Одессы и Львова.

7. Оперативность. По данным отдела мониторинга и аналитики Департамента патрульной службы, среднее время прибытия полицейского патруля на место вызова – 9 минут 53 секунды. Но уже был установлен рекорд – 2 минуты.

8. Доверие. За месяц работы количество обращений в полицию практические в два раза превысило число обращений в милицию в июле 2014 года: было – 39 490 обращений, стало – 64 247. В среднем каждый день полицейские получают более 1 500 обращений. Часть обращений – это благодарность.

Во многих кофейнях  полицейских бесплатно угощают кофе. Бесплатные услуги полицейским также предлагают автомойки, организаторы фестивалей, салоны красоты, магазины.

9. Увольнения. За месяц работы «сошло с дистанции» 12 полицейских: одни – по собственному желанию, других уволили за безответственное отношение к работе и хамство.

10. Помощь. Чтобы вызвать полицию, нужно звонить – 102.

Полиция в действии: самые популярные видео на YouTube

полиция на службе

instagram.com/kyiv_police/

1. Полицейские задержали пьяного водителя на Porshe Cayenne

2. Полицейский играет на пианино

3. Полиция не дала сесть за руль пьяному генералу

4. Самая сексуальная девушка-полицейский

5. Задержание блондинки, которая пыталась переехать сотрудников полиции

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Лучшие статьи за неделю – у вас в почте

Читайте также