Closer to the Dream по-украински

Share on FacebookTweet about this on Twitter

По запросу «школа английского языка Киев» поисковая система за пару секунд выдает список из 176 000 ссылок. Даже если учесть, что часть этих ссылок повторяется или устарела, выбор у киевлян в изучении английского, да и других иностранных языков, достаточно обширен. И выделиться из этого «сонма обучателей» сложно.

Тем не менее, школе Closer to the Dream («Ближе к мечте») это удалось. Почти 10 лет успешной работы – яркое тому подтверждение. В чем особенности работы в компании и с компанией, мы решили узнать у основателей школы Юрия и Анны Интелегатор.

– Юрий, Анна, расскажите, пожалуйста, об истории своей школы.

– Школу «Ближе к мечте» открыли сама жизнь и студенты. 10 лет назад Аня и я работали в другой школе английского языка. Представьте: 2008 год, финансовый кризис, сложная ситуация в экономике – не только американской, но и мировой. Стали исчезать компании, которые казались незыблемыми. Крайслер и Дженерал Моторз заявили о банкротстве, на грани финансовой жизни и смерти находилась Тойота. В Украине также было достаточно сложное время, компании из различных сфер закрывались одна за другой.

Помню, как в конце 2008 прогуливался по одной из центральных улиц Киева: половина офисов пустовали, покинутые прежними обитателями, обращаясь ко всем проходящим с единственным словом-мольбой «Аренда». А у нас с Аней на этом безрадостном экономическом фоне шла подготовка к свадьбе. Именно тогда мы поняли, что если не откроем свою школу, то банально не сможем оплатить наш самый важный день. У нас не было выбора – открытие школы казалось единственным решением, таким же естественным, как дыхание. Тем более, что мы видели преданность наших студентов: они хотели с нами заниматься, они буквально умоляли, чтобы мы учили их.

Последний штрих к картине открытия нашей школы. Лето. Июнь. Мы осматриваем офисы для аренды. Появился отличный вариант на «Арсенальной», в двух минутах ходьбы от метро. Но вот проблема: в потенциальном офисе 5 комнат, а нас с Аней – всего лишь двое преподавателей. Всех наших имевшихся на тот момент сбережений хватало ровно на два месяца аренды (первый и последний) и на комиссию риелтору. Все. Мы понимали, что второго шанса не будет. До сих пор помню субботу, когда мы сидели и думали, что делать: рисковать или не рисковать? И тут внезапно раздался звонок: «Здравствуйте, меня зовут так-то, мне вас порекомендовал такой-то. Я хочу учить английский». Это для нас был как знак свыше! Мы ответили: «Конечно! Уже на следующей неделе мы сможем провести занятия в нашем собственном офисе на Арсенальной!»

Пока мы искали свое помещение, студенты приходили к нам на занятия в «Пузату хату». Без вопросов, без возражений. Они были счастливы, что мы их обучаем.

Да, было страшно – для нас это был первый подобный опыт. Но все сразу стало получаться, и уже через полгода мы вышли в финансовый плюс. И мы набирали сотрудников (дримеров, как мы их называем) по мере нашего роста. Например, когда перестали справляться с преподаванием и администрированием одновременно, взяли администратора – нашу бывшую студентку, кстати. Так же и с преподавателями. Мы всегда росли органически.

Не мы выдумали нашу школу. Повторимся, «Ближе к мечте» открыли жизнь и студенты. «Ближе к мечте» не могла не случиться. Глядя на другие школы английского, где зачастую преподавателей больше, чем студентов, нуждающихся в обучении, мы видим, что наш вариант – другой. Поскольку желающих обучаться у нас много, нам всегда нужны хорошие преподаватели.

Еще работая в предыдущей школе английского, я предупредил своего работодателя, что буду создавать свою школу. Предупредил за полгода. Это был непростой шаг, ведь мы работали вместе 4 года, подружились. Но нам с Аней нужно было строить свою семью. Я предложил варианты: стать частичными собственниками, либо же нам придется начинать новую школу. Все было честно.

Так вот, был момент, когда мы с Аней закончили преподавать в школе предыдущей, и, пока мы искали свое помещение, студенты приходили к нам на занятия в «Пузату хату». Без вопросов, без возражений. Они были счастливы, что мы их обучаем. Все остальное отходило на второй план. Считаем, что это красноречивый показатель того, что мы действительно нравимся нашим студентам.

Closer to the Dream по-украински

– Чем ваша школа отличается от других, почему преподаватели должны выбрать вас?

– Есть внутренние и внешние факторы. Внутренний – когда мы принимаем человека на работу, мы не бросаем его на глубину: выплывет-не выплывет. Мы разработали систему «milestones» – это некие столпы, вехи. В течение первых двух месяцев у преподавателя каждую неделю есть небольшое задание, с которым необходимо справиться, чтобы понять, как мы преподаем, улучшить свои языковые аспекты. Например, один из milestones – знание наших принципов. У нас нет особо жестких рамок, но есть принципы, которым мы следуем, и их должны знать все.

На протяжении лет мы заметили, что если мы просто попросим наших преподавателей почитать что-то типа должностной инструкции, то это не сработает. Чтобы был эффект, нужно проверять. Убедиться, что человек ознакомился, понял и будет применять наши принципы на практике. Среди milestones также есть аудиозапись уроков преподавателей (мы эти записи прослушиваем и комментируем), чек-лист критериев и элементов, которые должны быть на уроке, разные языковые тесты, распространенные ошибки студентов, материалы для отработки различных языковых аспектов и так далее.

Если преподаватель объясняет что-то дольше пяти минут – это уже «криминал». Вместо этого, нужно быстро и понятно дать материал, а потом приступать к отработке, отшлифовке грамматической структуры или лексического материала.

Также мы проводим «StaffFUNmeetings» – встречи с нашими преподавателями, на которых мы вместе делаем какой-то fun, и в то же время отрабатываем один из наших преподавательских принципов. Например, один из наших студентов, бывший игрок киевского «Динамо» времен Лобановского, со своим напарником провел футбольную тренировку для наших преподавателей. Было весело, но главное было показать: тренер не вещает бесконечно, что делать и как играть, пока игроки сидят и смотрят. Если тренер читает на тренировках лекции – у него проблемы с головой. Ведь тренерская задача – предоставить игрокам возможность снова и снова отрабатывать те или иные игровые ситуации. То же самое – с преподавателем английского и студентами. Нам кажется, у многих наших преподавателей действительно открылись глаза после того футбольного «StaffFUNmeeting». И подобные встречи мы проводим два раза в год. «StaffFUNmeetings» – что-то веселое, и при этом назидательное.

Одно из правил «Ближе к мечте» – минимум лекций. Если преподаватель объясняет что-то дольше пяти минут – это уже «криминал». Вместо этого, нужно быстро и понятно дать материал, а потом приступать к отработке, отшлифовке грамматической структуры или лексического материала.

Чем мы отличаемся от других школ для наших студентов? Здесь есть ряд вещей. Но главное вот в чем. Многие школы английского обещают научить говорить. Но на самом деле немногие знают, как это сделать. Слоганы типа «С нами вы заговорите!» можно видеть везде, но обычно этого-то и не происходит. Многие люди могут писать и читать, но не говорить. Именно поэтому стандартный звонок, принимаемый нашими администраторами, заключается в следующем: «Здравствуйте. Я прошел несколько уровней в другой школе, но по-прежнему не могу говорить. Вы – моя последняя надежда». И наши студенты довольны, потому что у нас они действительно начинают говорить. Мы знаем, как это сделать. И, напротив, мы знаем, чего на занятиях не делать!

Closer to the Dream по-украински

– Это интересно. Расскажите подробнее, пожалуйста.

– Какое-то время назад в программе ВВС говорили о том, как может произойти что-то экстраординарное. Например, как мы видим на примере со Стивом Джобсом, что-то новое рождается при контакте, состыковке нескольких дисциплин. У Стива Джобса – компьютеров и каллиграфии. У Альберта Эйнштейна – физики и музыки. У Томаса Эдисона – науки и промышленности.

Школа «Ближе к мечте» – результат объединения трех вещей: истории философии, футбола и клиентского обслуживания (английский в этом миксе присутствует по определению). Когда я учился в Могилянке, у меня было несколько специализаций, одна из которых – перевод, но основная – история философии. Философия – это единственная наука, если ее можно назвать наукой, у которой нет аксиом. Все должно пройти испытание вопросами. Например, в математике две параллельные прямые никогда не пересекутся на плоскости, а два плюс два – четыре. Это аксиомы. А в философии таковых аксиом нет. Кто-то говорит так, кто-то иначе, и у всех есть свои аргументы. Поэтому и в преподавании английского мы отказались принимать на веру какие бы то ни было аксиомы: начните урок с проверки домашки; пусть каждый по очереди ответит на поставленный вопрос; никогда не переводите на русский или украинский слов, непонятных студентам; никакой разговорной практики без предварительного введения новой лексики. Вместо этого, мы экспериментируем с различными подходами, оставляя эффективные и отказываясь от непродуктивных.

Кстати, про аксиомы. Есть такая задача – соединить тремя неразрывными линиями четыре точки, расположенные вразброс внутри прямоугольника. Как это сделать? Как вы думаете?

Closer to the Dream по-украински

Это невозможно. Внутри прямоугольника! Но стоит нам выйти за рамки прямоугольника (а кто сказал, что этого нельзя делать?!), как четыре неукротимые точки послушно располагаются на трех неразрывных линиях.

Closer to the Dream по-украински

И, позвольте спросить, кто сказал, что нельзя выходить за рамки аксиом и постулатов уроков английского, проводимых в советских школах и на постсоветском пространстве? Ведь цель изучения английского в тоталитарном государстве – создать видимость изучения, гарантировав при этом полную неспособность обучаемых 1) понимать и 2) говорить. Не дай Бог сболтнуть что-то лишнее окружающим нашу страну недругам! Кстати, во времена Сталина напротив зловещей Лубянки располагалось некое здание. Как вы думаете, что находилось под его крышей? Министерство иностранных дел Советского Союза! Совпадение? Нет, конечно! Это было очень четкое послание: «Ладно, угораздило вас говорить на английском. Но думай дважды, а лучше трижды, прежде чем что-то сказать. Иначе одним утром отправишься вместо работы – через дорогу». Или, иными словами: говорить на английском – опасно для жизни. Не удивительно, что это ДНК самосохранения, ДНК «не говорения» на английском по-прежнему присутствует почти на всех уровнях преподавания английского.

К сожалению, по-прежнему стандартный урок английского – это лекция. Так учили нас и так учим мы. Мы в рамках. Или: преподаватель пишет на доске 20 слов, которые относятся к теме еды, и предлагает студентам говорить, используя их. Тот же самый квадрат. Или – проверка домашнего задания. Я же задаю вопрос: почему мы должны начинать с этого? Ведь когда мы слышим о домашнем задании, никто не улыбается. Или почему мы сначала даем слова? Ведь когда кто-то останавливает нас на улице и говорит: «Excuse me, could you help me, please?», у нас нет никаких слов на доске. И таким вот философским анализом мы приходим к концепциям и выводам, которые и используем в работе нашей школы.

Я не занимаюсь подсчетом прибыли нашей компании, я занимаюсь подсчетом слов, сказанных на уроках нашими студентами.

Еще одно наше отличие – футбол. Мы все считаем, как в футболе. Там анализируют и сравнивают все – количество передач, ударов по воротам. Мы провели собеседования с сотнями преподавателей, которые, по их словам, придерживаются коммуникативного метода. Но я спрашиваю: «Сколько слов на уроке говорят ваши студенты?» Они смотрят на меня, как на инопланетянина: «Не знаю. Не считал. Много». А мы считаем. И мы знаем точно. Статистика: сколько слов за 90 минут урока скажет обыкновенный преподаватель английского? 5000 слов. А студент – 300 слов. Наш же подход – чтобы студент сказал 2000 слов. 2000 слов – это среднестатистический показатель слов за день, сказанных человеком на своем родном языке. У нас же за один 90-минутный урок каждый скажет столько же слов на английском, как за целый день – на своем родном.

Поэтому меня нисколько не удивляет безграничная преданность наших студентов. Возможно, это прозвучит странно, но я не занимаюсь подсчетом прибыли нашей компании, я занимаюсь подсчетом слов, сказанных на уроках нашими студентами. И каждую неделю мы слушаем занятия наших преподавателей, мы ведем подсчет. Цифры не лгут. Например, всегда можно узнать, насколько хорошим был вопрос преподавателя. Просто посмотрите, сколько слов сказали студенты в ответ на этот вопрос. Поэтому вопрос «Что вы думаете о деньгах?» нелеп и смехотворен (хотя многие учебники по английскому рекомендуют его как первый вопрос темы «Деньги»). Гораздо лучше вопрос типа: «Расскажите, как вы заработали свои первые деньги и как потом их потратили?» Повторюсь, мы все просчитываем на наших занятиях, как это делается в футболе.

Третье отличие школы «Ближе к мечте» – клиентское обслуживание. Некоторые преподаватели считают, что они – гении и светила, а студенты – неучи и вращающиеся вокруг них вспомогательные планеты. Мы же говорим, что преподаватели – это как официанты в кафе, а студенты – главные люди на нашем занятии. Что каждый, кого обучают в данный момент наши преподаватели, – самый важный в мире VIP.

Closer to the Dream по-украински

– Это не отталкивает опытных преподавателей?

– Наши студенты рассказывают истории из своего горького опыта, когда, например, они делают ошибку, а преподаватель смеется. Мы за то, чтобы преподаватель вел себя корректно и профессионально. Чтобы отдавал себе отчет, что студент – это клиент, и он главнее. На самом деле можно посмеяться вместе. И наши студенты таки допускают смешные ошибки – например, когда говорят, что съели не шоколадный десерт (dessert [dɪ’zɜːt]), а шоколадную пустыню (desert [‘dezət]). Но наши преподаватели перед сотрудничеством читают наш свод правил, хенд-бук. Там написано, что все начинается с уважительного, почтительного отношения к изучающим английский. Нет места высокомерию!

Статистика по Киеву показывает: из 4 студентов, пришедших на бесплатный пробный урок, на обучение остается 1, то есть 25%. У нас же – из четырех остается 3 человека, то есть 75%.

– А преподаватели знают, что их записывают? Возможно, это влияет на старательность?

– Я верю в людей. Возможно, иногда это играет против нас. Например, мы выплачиваем зарплату преподавателям и администраторам раз в неделю. Почему? Мы относимся к людям так, как хотим, чтобы относились к нам. В Америке, например, зарплата выплачивается каждую неделю. В киевских школах же, к примеру, зарплата выплачивается раз в месяц, да еще и почти с задержкой в месяц. Так что свою зарплату за апрель вы получите в конце мая. Так поступают с теми, кому не особо верят. Мы же доверяем людям.

Также в офисе мы общаемся с коллегами на английском. В предыдущей компании мы постарались сделать это правилом, но для людей это явилось шоком, они смотрели на меня, как на врага народа. Но это то же самое, что футболист не ходит на тренировки, а потом приходит на игру.

Да, когда мы с Аней в офисе, все говорят на английском. Но я отдаю себе отчет, что когда мы уходим, общение на английском продолжается не в 100% ситуаций. В теории можно ввести штрафы. Но я не верю в штрафы, поэтому мы никогда никого не записывали, не сказав им об этом предварительно. Кто хочет обмануть, найдет способ. Но мы работаем с людьми, основываясь на доверии. Да, так сложнее. Но, с другой стороны, и достичь можно большего. К сожалению, в целом, доверие – не главная ценность среди преподавателей английского. Например, мы берем на работу преподавателя, и сразу обычно предлагаем много студентов, сразу даем много часов. Но прошло две недели или месяц – и преподаватель исчез. И ты думаешь: «А как же Антуан де Сент-Экзюпери и его «Маленький принц»: «Мы в ответе за тех, кого приручили»? Больно, когда такое происходит, но ведь кто-то должен показывать, какими взаимоотношения должны быть – основанными на доверии.

Closer to the Dream по-украински

Так вот, про запись уроков. Чем чаще ты повторишь что-то, тем выше вероятность, что это станет твоей второй натурой. Мы записываем несколько уроков преподавателей за год, и даже если без записи они проводят свои занятия по-другому, все-таки есть вероятность, что после нескольких записей-повторений они проникнутся нашими принципами. Главная цель – 2000 слов студента за урок.

Еще есть отзывы студентов. Мы обращаем внимание на то, кого любят, а на кого жалуются. Есть пробные занятия. Статистика по Киеву показывает: из 4 студентов, пришедших на бесплатный пробный урок, на обучение остается 1, то есть 25%. У нас же – из четырех остается 3 человека, то есть 75%. За предыдущий месяц, например, наша статистика составила 78,3%. Но есть преподаватели, к которым из пришедших на пробное занятие 5-ти студентов осталось 2, а есть те, к кому пришло 15 и осталось 14. И мы говорим первому преподавателю: «Мы вас обожаем, но не могли бы вы записать еще один урок, чтобы мы дали советы, что улучшить?»

Кстати, вы ведь никогда не слышали и не видели рекламу школы «Ближе к мечте», правда? Знаете, почему? Просто потому, что нам в первую очередь нужны не новые студенты, а новые преподаватели. Большая часть студентов приходит по рекомендациям. И, внимание, мы не даем скидки или бонусы за приведенного друга. Поэтому мы верим в искренность подобных рекомендаций. Как благодарность, в свою очередь, мы говорим нашим студентам: «Друзья, сколько бы вы с нами ни занимались, мы никогда не повысим вашу цену!» Есть студенты, которые занимаются три года и платят ту же сумму. Это, своего рода, плата за лояльность.

Мы изначально делали политику доступных цен. Поэтому школа и называется «Ближе к мечте». Каждый, а не только толстосум или его родственник, может приблизиться к своей мечте, выучив для этого английский. Благодаря нашим демократичным ценам английский может выучить каждый, для этого не нужны миллионы. Судите сами. Занятие в группе стоит 120 гривен, индивидуальное – 200 гривен. Мы редко делаем скидки (для родственников наших студентов, в основном), поскольку наши цены и так ниже в два или три раза, чем у конкурентов. И наши позволительные цены – еще одна из причин большого спроса на обучение в нашей школе, в результате чего мы можем предложить преподавателям хорошую нагрузку и, соответственно, оплату.

Closer to the Dream по-украински

– Почему преподаватели уходят из школы?

– В основном причины две: или уходят в другую сферу, или уезжают за границу. В другие школы переходят редко. Бывает, что люди только приехали в Киев, им понравилась наша школа, но затем им позвонили из IT или финансовой компании, куда они отправляли резюме до нас, – и они выбирают другую сферу.

Ситуация была несколько другой до событий 2014 года, когда доллар и гривна были в прочном соотношении. Сейчас же, если человек говорит на английском и уезжает работать за границу, его долларовая зарплата будет в разы выше, чем гривневая в Украине, и его сложно обвинять в решении работать за рубежом. Но ведь человек может предупредить, что через два месяца едет в другую страну! Мы будем приглашать его на замены, не вовлекать в долгосрочные проекты, чтобы по максимуму защитить студентов от горечи расставания. Но человек молчит. Такое впечатление, что каждый – сам за себя. Какое мне дело до других?! И получается, что мы даем преподавателю рабочие часы, а человек потом банально бросает тех, кого ему доверили.

Люди, которые владеют английским… Жизнь иногда играет с ними злую шутку. Как с людьми, которые уезжают за границу из стран бывшего Советского Союза. На момент переезда они были передовыми людьми у себя на родине. Уезжая, они «консервируются» и не хотят больше меняться, поскольку по-прежнему считают себя передовыми, но, увы, реальность не всегда такова.

Ведь какой у преподавателей английского менталитет? «Я знаю больше, чем другие!» И они думают, что когда они начнут преподавать, все будут аплодировать и петь им дифирамбы. Из сотен преподавателей, которых мы собеседовали, пока что я встретил лишь одного, который сразу же, на самом первом своем уроке, стал делать то, что есть стандартом «Ближе к мечте», что нравится и чего ожидают наши студенты.

Мы заметили, что преподаватели имеют тенденцию уходить, когда мы объявляем очередной milestone. Вероятно, они считают, что это выше их достоинства. Но это никоим образом не снизит требований и стандартов «Ближе к мечте».

Статистически, любому преподавателю, присоединившемуся к «Ближе к мечте», придется что-то менять. И не всем это нравится, даже если эти изменения и сделают их более эффективным преподавателем. «Я и так хороший!» –- наверняка думают они. Прямо как с опросом водителей. Если попросить рядовых автомобилистов оценить свои водительские навыки, они скажут, что принадлежат категории «где-то выше среднего». Интересно, откуда тогда берутся плохие водители и автокатастрофы? И откуда появляются преподаватели английского, от которых бегут их студенты?

Когда мы путешествовали по Англии, мы, помимо остальных двадцати мест, посетили Оксфорд и Кембридж. Чем, позвольте спросить, эти учебные заведения отличаются от других? Все очень просто. В прочих учебных заведениях акцент делается на лекциях. В Оксфорде же и Кембридже суть обучения – это личная встреча с преподавателем, один на один, которая происходит дважды в неделю. Конечно, легче читать лекции! Легче просто проводить тренинг раз в полгода и надеяться, зачастую напрасно, что люди автоматически начнут применять то, о чем слышали. Кстати, про Шекспира… Нет, про Шекспира потом.

Возвращаясь к milestones. Каждый milestone – это подобная встреча с преподавателем, один на один. Правда, не два раза в неделю, а раз в месяц. Мы говорим нашим дримерам: «Друзья, какую бы книгу вы ни взяли – уровня Advanced, Pre-Intermediate, Elementary – там будет как минимум два слова, которые вы произнесете неправильно». Например, возьмем фамилию композитора Моцарта (Mozart). Оказывается, каким бы умным ни был преподаватель, он гарантированно произнесет на английском Mozart неправильно. Как угодно, только не [‘məutsɑːt] И так – минимум два неправильно произнесенных слова из книги. Даже на уровне Elementary. Поэтому мы спрашиваем, какой учебник чаще всего используют наши преподаватели, просим их прослушать все записи из этого учебника, выбираем сложные слова (clothes, Michelangelo, Prague, focus, spinach, athlete, bear, three months, the Thames, southern), встречаемся с преподавателями, произносим эти слова.

Система этих milestones – это, с одной стороны, супер-эффективно. С другой стороны – очень сложно, ведь каждый месяц нужно встречаться с 20-25 коллегами, и иногда думаешь: зачем? С другой стороны, мы понимаем, что бездействовать не можем: нужно работать над постоянным усовершенствованием преподавателей. Еще мы заметили, что преподаватели имеют тенденцию уходить, когда мы объявляем очередной milestone. Вероятно, они считают, что это выше их достоинства. Но это никоим образом не снизит требований и стандартов «Ближе к мечте».

Closer to the Dream по-украински

– Какие качества вы цените в преподавателях?

– Мы ценим гибкость. Если на собеседование приходит человек без опыта, но харизматичный, иногда нам легче работать с «чистой доской», чем со «звездой», у которой есть CELTA или DELTA, но которая не хочет нас слушать. Обычно мы не рассматриваем кандидатов, которые работают в вузах или школах, потому что, как это ни трагично, донести до них наши принципы сложно. Мы можем взять человека с хорошим английским, но без опыта преподавания. Легче научить, чем переучить.

Безусловно, мы признаем, что преподаватели английского времен Советского Союза – герои, которые в течение поколений пытались обучить английскому исходя из того, что они знали и что было у них в наличии. Но вот один пример. У нас был сотрудник (очень хороший человек!), который преподаватель в вузе и, к тому же, происходил из династии преподавателей английского. Это сотрудничество превратилось в действительно печальную историю. Студенты ничего не понимали, поскольку им давали те же задания, что и будущим преподавателям английского языка в вузе. Мы пытались говорить, объяснять, советовать. Но очень сложно пойти против традиций, против устоев и привычек, и мы, к сожалению, прекратили сотрудничество с тем преподавателем. Студенты вздохнули с облегчением. Статистика посещения групп улучшилась.

По поводу того, что люди уходят. С одной стороны, удержать хорошего преподавателя сложно. Но, как минимум, 6 наших преподавателей, уйдя из «Ближе к мечте», потом возвращались. Нет, даже 7! Возвращались иногда даже после поездки за границу. Это ли не говорит о том, что мы относимся к нашим сотрудникам хорошо? Некоторые преподаватели возвращались к нам даже дважды.

Я недавно сказал нашим преподавателям в полушутку: пожалуй, только у Деда Мороза работа лучше, чем у нас.

– Сколько преподавателей работает в школе?

– 25 преподавателей, включая нас. Нет разницы, фулл-тайм или парт-тайм – мы готовы сотрудничать с каждым, кто хочет пережить, каким преподавание английского должно быть на самом деле. Однажды человек, сотрудник международной гостиницы, хотел работать у нас парт-тайм, но затем оставил гостиницу, и стал работать у нас на полное время. Есть разные ситуации, поэтому случается и наоборот. Например, если человек заводит семью, он может перейти на график частичной занятости. Не вопрос, у нас есть гибкость. Говоря о загрузке, мы просим преподавателей говорить нам: «Хватит!» Ведь несколько недель – и часов у коллеги будет очень много, если это хороший преподаватель. Мы недаром называем нашу школу самой рекомендуемой школой английского Киева (80% наших студентов приходит к нам по рекомендации).

Мы открыты к вариантам сотрудничества с преподавателями, у которых есть дети. Негативных ситуаций в связи с этим не было.

Моя мечта, когда мы с Аней перейдем в мир лучший (в идеале в один день), на вопрос «Do you speak English?» украинцы будут отвечать: «I do, how can I help you?»

– Каков гендерный состав преподавателей?

– Мы стремимся к гендерному составу 50 на 50, но в сфере преподавания это удается не всегда. Помню, я был преподавателем английского в средней школе годы назад. Так вот, кроме меня там был еще один мужчина – преподаватель труда. Выходит, двое мужчин из коллектива в 50 человек. В «Ближе к мечте» преподаватель-мужчина – это всегда праздник, и на сегодняшний день их примерно 33% от всех преподавателей. И хотя, повторюсь, мы мечтаем о соотношении 50 на 50, пропорция один к двум нас вполне устраивает. Помню, в первые годы у нас было 10 преподавателей, и только я один – мужчина. И на нашем тогдашнем стаффане (мастер-класс по изготовлению шоколадных конфет) мне было очень грустно. ВВС, кстати, провели эксперимент, как гендерный микс влияет на продуктивность. Было три группы: только мужчины, только женщины и смешанная группа. С заданием лучше всего справилась смешанная группа.

– Какие перспективы ожидают вашу школу?

– Мы можем обучить преподавателя «с нуля» и сделать из него супер-преподавателя (мы называем наших сотрудников «dream teachers» (преподаватели мечты)), если у того есть гибкость и желание учиться. У нас есть истории о том, как преподаватели, люди разных возрастов, улучшали свой английский и преподавательские навыки, и они становились реальными звездами, одними из самых востребованных дримеров. Была 18-летняя девочка, которая шикарно говорила на английском, причем выучила его из Youtube. Но она панически боялась аудитории – не знала, как объяснить им герундий, например. Но потом она была настолько любимой студентами, что сложно было поверить, что еще какое-то время назад она в панике выбегала из аудитории во время занятия.

Я недавно сказал нашим преподавателям в полушутку: пожалуй, только у Деда Мороза работа лучше, чем у нас. Все ждут встречи с Дедом Морозом, и знают, что исход этой встречи будет замечательным. На постсоветском пространстве такой колоссальный дефицит преподавателей английского! В Украине если выбирать, кем становиться, то либо хорошим врачом, либо хорошим преподавателем английского – на тех и других спрос в разы превышает предложение. Но только вот врачам иногда приходится говорить плохие новости, а у преподавателя английского всегда есть хорошая новость: мы обязательно вас разговорим. Мы не обещаем, что человек станет писать стихи на английском, но каждый обязательно заговорит! Преподаватель приходит на урок, и этого преподавателя ждут! Всегда, в каждый из 12 месяцев года! Тот же Дед Мороз востребован только в декабре, а затем он страдает от нехватки внимания.

Хочу быть честным: мы не предлагаем самые высокие ставки за час в Киеве. Когда-то наши ставки были одни из самых высоких предложений – до 2014 года, а затем надо было принимать сложное решение. Не поверите, но в 2014 году мы не изменили свои цены, когда гривна обрушилась на 100%, 200%, 300%. Потому что мы по-прежнему называемся «Ближе к мечте». Мы хотим позволить простым украинцам открыть для себя горизонты, возможности и привилегии англоязычного мира. И, поскольку наша маржа на обучение не самая большая, мы не можем платить самые высокие зарплаты в Киеве. Но мы для тех людей, которые любят и хотят работать. Если человек хочет работать два часа в день и зарабатывать, как Стив Джобс в его звездный час или хотя бы как все остальные за 8 рабочих часов, – мы не сможем помочь. Но если преподаватель любит людей, готов брать нагрузку, преподавать по 5-8 часов в день… Я преподаю по 14 часов, иногда 15, 16 в день… Не говорю, что так должны делать все, но если преподаватели готовы работать – они будут получать очень хорошие зарплаты, и помните – раз в неделю.

Closer to the Dream по-украински

– А что там с Шекспиром?

– Когда он родился, запись об этом была сделана на латыни. Когда он умер, соответствующая запись была произведена на английском. Все организации и слои английского общества переключились с латыни – официального языка средневековья – на английский. И одна из причин, хотя и не единственная, – это жизнь и деятельность Шекспира, его пьесы, с помощью которых он популяризовал английский язык. До него пьесы писали в основном на латыни. Шекспир же сделал английский язык доступным для всех людей. Сейчас, если спросить у украинцев «Do you speak English?» больше половины ответят – нет. Но я верю, что ситуация изменится. И моя мечта, когда мы с Аней перейдем в мир лучший (в идеале в один день), на вопрос «Do you speak English?» украинцы будут отвечать: «I do, how can I help you?»

Да, мы не будем единственной школой, которая произведет эту лингвистическую и культурную революцию. Но мы ни на секунду не сомневаемся, что играем и продолжим играть в этом одну из ключевых ролей. Мы будем работать и показывать коллегам, как сделать преподавание английского языка максимально эффективным, помогая, таким образом, приближаться людям к их мечтаниям. Всем, без исключения! Наши студенты открыли школу «Ближе к мечте», и они не позволят ей закрыться.

Ну, а если вас не утомило наше интервью, предлагаем почитать нашу книгу «На 5 лет ближе к мечте», которую мы написали несколько лет назад, в пятилетнюю годовщину нашей школы. Там – немного больше истории и различных интересностей.

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Лучшие статьи за неделю – у вас в почте

Читайте также