О «девочковом» подходе, помощи кризиса и вкусах городских модниц: интервью с основательницами обувного бренда Emmelie Delage

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Редакция онлайн-журнала The Point продолжает рубрику «Предприниматели». Наши герои − украинские производители, которые делятся своим опытом, рассказывают о конкуренции на украинском рынке, и как устроен их бизнес изнутри.

Сегодня в рубрике – история украинского обувного бренда Emmelie Delage. В 2014 году две подруги, Яна Ковалева и Даша Чуева, начали бизнес с похода на харьковский рынок Барабашово: там они обнаружили немало пар женской обуви с недочетами, которые захотелось исправить. Сейчас бренду уже четыре года, а два года назад подружки, а теперь уже партнеры, открыли магазин-шоурум в столице.

О «девочковом подходе», помощи кризиса и вкусах городских модниц: интервью с соосновательницами обувного бренда Emmelie Delage

Даша Чуева и Яна Ковалева

О старте бизнеса и отсутствии навыков

Яна, Даша, начну с традиционного вопроса: с чего начался ваш бизнес?

– Начинали мы достаточно «зелеными» молодыми барышнями. Немножко стеснялись, ведь тогда еще считалось, что украинский продукт не так крут, как зарубежный. Но создавать хотелось что-то очень стоящее: не хуже Carlo Pazolini или Giorgio Armani. На этот манер мы и выбирали название бренда. Тогда мы, честно говоря, не очень хотели ассоциироваться с украинским производством. Но со временем стали гордиться тем, что производим обувь именно в Украине!

А началось все довольно буднично: мы поехали на большой харьковский рынок Барабашово. Ходили и просто смотрели: что продают, что покупают.

Мы наткнулись на обувные ряды и очень удивились: с одной стороны, было много интересных моделей, а с другой – было видно, что производители экономили на качестве: где-то – на коже, где-то – на подошве или фурнитуре. На одной паре не работала застежка, на другой была заметна неровная строчка. Такие, казалось бы, простые мелочи портили общую картину. Мы начали интересоваться у знатоков, как можно делать обувь более качественно, рисовали модельки. И начали сотрудничать с одним из производств, которое находится в Харькове.

– Почему решили производить именно обувь?

– Основой для такого выбора была только интуиция, но никак не глубокие профессиональные знания обувного дела. Мы не были знакомы с тем, как устроено такое производство. Профильного швейного образования ни у меня, ни у Даши, тоже не было. Мы понятия не имели даже о том, как шьются юбки!

У нас был «чисто девочковый» подход: мы смотрели на обувь и искали такую, которую хотели бы носить сами. Листали глянец, смотрели модные показы. И по сей день мы делаем модели как для себя: только то, что хотим носить сами.

– То есть у вас до открытия обувного бренда были совсем другие профессии?

– Мы с Дашей подружились, когда я стала ходить к ней на тренировки: она была спортивным тренером. А до этого она профессионально занималась легкой атлетикой, но попала в дисквалификацию и пошла работать тренером в спортклубе. Я же работала в IT-компании. Мы с Дашей общались, и в какой-то момент зашел разговор о том, что было бы круто создать свой бренд. И мы начали двигаться в этом направлении.

О «девочковом подходе», помощи кризиса и вкусах городских модниц: интервью с соосновательницами обувного бренда Emmelie Delage

О первых сложностях и поиске оптимальной модели

– Сколько времени у вас ушло на то, чтобы понять, как устроена работа с заказчиком и фабрикой, как продавать товар?

– Наверное, нам в этом смысле повезло. Сработало так называемое кризисное мышление и легкий авантюризм, когда все задачи надо было решать вот прямо сейчас. В 2014 году курс доллара очень сильно подскочил, а мы как раз в этот момент пришли на производство обуви, чтобы узнать, как там все работает, и заказать пробную партию.

Если бы мы пришли туда годом раньше, в 2013-м, к нам бы отнеслись с большим скепсисом и недоверием. У нас были идея, горящие глаза и пять тысяч гривен на двоих в кармане. Больше ничего! Но в 2014-м на нас обратили внимание, поскольку в тот период у них был огромный спад продаж, и мы показались им «лучом света», который на своем энтузиазме и инициативе мог бы хоть что-то продать. Наверное, во все нюансы технического процесса мы вникли только тогда, когда уже у нас было свое производство.

О «девочковом подходе», помощи кризиса и вкусах городских модниц: интервью с соосновательницами обувного бренда Emmelie Delage

– Как устроен ваш бизнес сейчас? Вы разрабатываете модели и отдаете на производство, и уже только от вас зависит, как и за сколько их продать?

– Да, так было в начале работы нашего бизнеса. Сначала мы отшивались на независимом производстве. Для производства, по сути, ведь нет разницы, что шить. Мы просто выступали заказчиками. Затем, спустя где-то год, ресурсов производства стало не хватать: фабрика была небольшая, и заказов стало больше, чем они могли выполнить.

– Как вы с этим справлялись?

– Мы нашли второе производство, и около полутора лет работали с двумя цехами одновременно. Мы тратили очень много времени на коммуникацию и с одними, и со вторыми. Понимая, что спрос продолжает превышать предложение, подумали, что нужно расширяться. На следующем этапе, когда и эти два производства не справлялись с объемами, открыли свое. По такой схеме работаем уже больше двух лет.

О «девочковом подходе», помощи кризиса и вкусах городских модниц: интервью с соосновательницами обувного бренда Emmelie Delage

О работе с модельерами и тестах в соцсетях

– Как устроена ваша работа с модельерами?

– Есть много разных техник создания модели. В любом случае, сначала создается эскиз. Мы рисуем на колодке, затем раскладываем модель на составляющие детали и смотрим, что получилось. Анализируем, что нравится, а что – нет. Если все устраивает, делаем градацию: размножаем модель на размеры. В среднем полный цикл разработки одной модели длится две-три недели.

Когда продавали первую партию, зарабатывали буквально 100-150 гривен на одной паре обуви. Конечно, все деньги вложили во вторую партию.

– Было такое, что придумали какую-то модель, а она «не пошла»? И как вы отслеживаете актуальные тренды и обувную моду?

– Конечно, бывало такое. Вся обувь, которую мы делаем, нам самим очень нравится. Но, к сожалению, это не в 100% случаев совпадает со вкусами наших клиентов.

У нас есть определенное количество подписчиков в соцетях. Мы там делаем тесты: «забрасываем» эскиз модели и спрашиваем клиентов, чем им нравится или не нравится эта модель. Детально интересуемся. Наша аудитория – очень отзывчивая: нам охотно подсказывают, какие хотят видеть цвета, как сделать модель лучше.

– Отличаются ли вкусы киевских и харьковских клиентов?

И Киев, и Харьков – города-миллионники. Вкусы у модниц очень похожи. Да и стиль у нашей обуви очень «читаемый». Поэтому все модели по популярности примерно одинаковые.

О «девочковом подходе», помощи кризиса и вкусах городских модниц: интервью с соосновательницами обувного бренда Emmelie Delage

Об инвестициях и распределении обязанностей

– Какую сумму вы инвестировали для первой партии обуви и сколько выручили от ее продажи?

– Инвестиции, повторюсь, составили всего пять тысяч гривен! Мы тогда еще не разрабатывали свои модели: просто купили то, что было на производстве. Далее пошли совершенно банальным путем: завели странички в Instagram и во ВКонтакте, начали продавать обувь там.

Когда продавали первую партию, зарабатывали буквально 100-150 гривен на одной паре обуви. Конечно, все деньги вложили во вторую партию. Первые пару месяцев работали как интернет-магазин, смотрели, как пойдет процесс, и еще не пробовали создавать свои модели. Через месяца три-четыре уже стали делать обувь сами.

Нам было все интересно и в новинку, мы вникали в процессы уже непосредственно в работе. Все время обращали внимание на качество: стали набирать только очень квалифицированных сотрудников и на всю обувь давали и даем гарантию.

Мы никогда не паникуем одновременно! Есть ситуации, когда больше нервничаю я, а Даша ведет себя очень спокойно и взвешенно. А бывает наоборот. У нас за все время не было ни одной ситуации, чтобы мы с ней одновременно опустили руки.

– Сколько обуви сейчас производите?

– За все время мы разработали около 200 моделей, без учета разных цветов. Если учитывать и цвета, то моделей будет около тысячи.

– А сколько пар обуви в месяц вам сейчас удается продать?

800-1000 пар.

– Сколько вы вкладывали в рекламу бренда в интернете в первый год и сколько вкладываете сейчас?

– Первый год реклама – это были выставки, визитки, листовки, хештеги. Денег на рекламу в соцсетях не было вообще! Да мы и не понимали, как это работает. Сейчас на рекламу в месяц уходит около 1000 долларов.

Мы никогда не паникуем одновременно! Есть ситуации, когда больше нервничаю я, а Даша ведет себя очень спокойно и взвешенно. А бывает наоборот. У нас за все время не было ни одной ситуации, чтобы мы с ней вдвоем одновременно опустили руки.

– А как вы с Дашей разделяете обязанности? Кто за что отвечает?

– Даша может делать все то же, что и я. И я могу делать все то же, что и Даша. Но мы никогда не паникуем одновременно! Есть ситуации, когда больше нервничаю я, а Даша ведет себя очень спокойно и взвешенно. А бывает наоборот. У нас за все время не было ни одной ситуации, чтобы мы с ней одновременно опустили руки.

На данный момент наши с Дашей обязанности разделены скорее территориально: я после открытия шоурума чаще нахожусь в Киеве, так как в мои обязанности входит сбыт. Даша более ответственна за производство. Хотя мы обе вникаем во все процессы.

Мы никогда не паникуем одновременно! Есть ситуации, когда больше нервничаю я, а Даша ведет себя очень спокойно и взвешенно. А бывает наоборот. У нас за все время не было ни одной ситуации, чтобы мы с ней вдвоем одновременно опустили руки.

О росте бизнеса и команде

– Как происходил рост вашего бизнеса? Вы закупали все больше пар с каждой выручки?

– Да, абсолютно верно. Мы продавали обувь и тут же вкладывали всю прибыль в новые партии. Это и может быть одним из советов для начинающих бизнесменов: на первых порах отказаться от поездки в Египет и всю прибыль инвестировать в новые закупки. В первые два года мы вообще в отпуске не были и работали практически без выходных!

Чтобы максимально заявить о себе, мы принимали участие во всех выставках, ездили на все тематические ивенты в разные города. А когда открыли наш первый шоурум в гостинице «Харьков», мы там сами работали продавцами.

Мы никогда не паникуем одновременно! Есть ситуации, когда больше нервничаю я, а Даша ведет себя очень спокойно и взвешенно. А бывает наоборот. У нас за все время не было ни одной ситуации, чтобы мы с ней вдвоем одновременно опустили руки.

– С какими основными сложностями вы сталкивались на разных этапах работы?

– Сложности были разные. Например, не всегда на первых порах удавалось соблюдать баланс между закупкой и продажей. Были ситуации, когда мы не заказали достаточное количество кожи или подошвы, и поэтому не выполнили заказ. Однажды нас подвели поставщики – фабрика закрыла производство определенного вида подошвы, и мы уже физически не могли сделать эту пару обуви. Или наоборот: заказали про запас, но в какой-то момент спрос на определенную модель упал, и она осталась нереализованной.

– Сколько людей сейчас работает в вашем подчинении и кто эти люди?

– Вся наша команда на данный момент – это около сорока человек, с учетом коллектива производства, харьковского и киевского шоу-рума.

Когда появилось свое производство, мы почувствовали огромную ответственность за людей, которых взяли на работу. У нас работают хорошие специалисты: закройщики, швеи, заготовщики, сапожники. Они получают достойную заработную плату, размер которой напрямую зависит от количества и качества произведенных моделей. Уже только по этой причине мы не можем позволить себе делать мало обуви, и не можем себе позволить делать ее некачественно.

Мы никогда не паникуем одновременно! Есть ситуации, когда больше нервничаю я, а Даша ведет себя очень спокойно и взвешенно. А бывает наоборот. У нас за все время не было ни одной ситуации, чтобы мы с ней вдвоем одновременно опустили руки.

– Получается, когда уже запустилась «машина», то остановить ее не так просто.

– Да, 100%!

– Что еще, помимо конкурентной зарплаты, вы можете предложить своим сотрудникам? Чем ваши условия труда отличаются от аналогичных на рынке?

– Мы стараемся создать в коллективе атмосферу радости. И первый и самый главный инструмент для этого – человеческое отношение. Мы всегда все обсуждаем – любые проблемы и вопросы мы проговариваем. Вообще, умение говорить обо всем – ключ к решению абсолютно любых проблем, будь-то в личной жизни или в рабочей обстановке. Мы никогда не скрывали, что мы все познаем и всему учимся вместе с нашими сотрудниками и во многом – благодаря им. Каждый член коллектива – незаменимый винтик общего механизма. И мы работаем только с теми людьми, которые разделяют наши ценности и принципы.

Мы стараемся все замечать и поощрять. Инициатива в нашем коллективе только приветствуется. В общем, работа с удовольствием и за достойную оплату – идеальная формула. Работа за деньги без удовольствия или работа с удовольствием, но без денег, рано или поздно приведут в никуда.

Мы никогда не паникуем одновременно! Есть ситуации, когда больше нервничаю я, а Даша ведет себя очень спокойно и взвешенно. А бывает наоборот. У нас за все время не было ни одной ситуации, чтобы мы с ней вдвоем одновременно опустили руки.

– Какой ваш главный совет для начинающих предпринимателей?

Главный совет один: верить в то, что делаете. Все возможно, во что вы можете поверить. Надо делать все с любовью и страстью, и тогда все-все получится!

Предыдущие выпуски:

1. Про гастрономічний бізнес по-українськи, стартовий капітал, крафт та мас-маркет: інтерв’ю із засновником бренду «Димне м’ясо» Тарасом Парандієм

2. О химии, «комфортных» запахах, масс-маркете и правилах подбора парфюма: интервью с парфюмером и основателем BZ Parfums Богданом Зубченко

3. О стартовом капитале, простой мотивации и почему минимализм окрыляет: интервью с основателями бренда изделий из кожи The Wings

4. Об американском опыте, поисках художников в Instagram и фабрике против хендмейда: интервью с основателями украинского бренда пледов Woolkrafts

5. «В день открытия у меня было два кредита, а в кошельке осталось только 100 гривен»: интервью с основательницей сети быстрого питания Furgoneta Аллой Овсянниковой

6. Про найчесніший одяг, лайфстайл-бізнес, піжамні вечірки та лояльність: інтерв’ю із засновницею українського бренду одягу для дому, сну та відпочинку Balcony Garment Катериною Бойко

7. О главном условии актуальности, «болезни Наполеона» и 300 000 платьев: интервью с основательницей украинского бренда одежды VOVK Татьяной Семенченко

8. Про правило зворотного зв’язку, помилку як точку для розвитку та слова-табу: інтерв’ю зі співзасновницею українського бренду взуття та аксесуарів Kachorovska Аліною Очеретяною

9. О селф-мейд клиентах, вечных костюмах и старте в период кризиса: интервью с основательницей мастерской Indposhiv Катериной Возиановой

10. О культуре потребления, «ударных» вкусах и бизнесе ради развития: интервью с основателем бренда натурального мороженого «Умка» Вячеславом Шестаковским

11. О начале бизнеса с личной потребности, свободе творчества и интуиции при выборе сотрудников: интервью с основателями Drommel Furniture Александром Соловьем и Дмитрием Федченко

12. О командной работе, конкурентах и контракте с Walt Disney: интервью с генеральным менеджером UGEARS Геннадием Шестаком

13. О минимализме, мотивации любовью и бормашине: интервью с основательницей ювелирного бренда Dari Jewelry Дари Черниковой

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Лучшие статьи за неделю – у вас в почте!

Читайте также