О селф-мейд клиентах, вечных костюмах и старте в период кризиса: интервью с основательницей мастерской Indposhiv Катериной Возиановой

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Редакция онлайн-журнала The Point продолжает рубрику «Предприниматели». Наши герои − украинские производители, которые делятся своим опытом, рассказывают о конкуренции на отечественном рынке и как устроен их бизнес изнутри.

Наша следующая героиня – Катерина Возианова, основательница мастерской Indposhiv Bespoke House, которая создает мужские костюмы bespoke (c англ. – на заказ), используя неклеевой метод пошива, и работает по стандартам Гильдии портных Великобритании.

Катерина рассказала The Point о тонкостях создания мужского костюма, украинских и британских клиентах и трудностях поиска сотрудников, которые бы стремились создавать шедевры ручной работы.

Indposhiv открылся в Киеве в 2009 году. С 2014-го принимает заказы в Лондоне и Париже. Мастерская сотрудничает с такими текстильными мануфактурами, как Scabal, Lorо Piana, Dormeuil и Zegna. Закройщики компании обмениваются опытом с мастерами итальянских и британских мастерских. В прошлом году Indposhiv создал костюмы для ведущих «Евровидения».

О селф-мейд клиентах, вершине портновского искусства и старте в период кризиса: интервью с основательницей мастерской мужских костюмов Indposhiv Bespoke House Катериной Возиановой

Фото: Оксана Красюк

О разногласиях с отцом и бизнес-моделях для мировых и локальных брендов

− До создания Indposhiv вы работали в Procter&Gamble и Gillette, занимались маркетингом. Как этот опыт вам пригодился в продвижении собственного бренда?

− Помог сильно, потому что это был опыт работы с крупными компаниями, в которых трудилось много людей и вращались большие деньги. Мне было тогда важно понять, каковы принципы продвижения, какие бизнес-модели работают для таких брендов. Более того, они были ориентированы на мужскую аудиторию. Это отчасти повлияло на мой дальнейший выбор − открыть Indposhiv.

− Вы решили создать собственный бизнес в 24 года. Начали работать с отцом, дизайнером женской одежды. Но потом поняли, что у вас разные взгляды на ведение бизнеса. В чем это проявлялось и как сейчас обстоят дела?

− Поработав с большими брендами, я приобрела понимание того, что ведение бизнеса должно быть системным. И что за каждым бизнесом стоит множество налаженных процессов, которые формируют бизнес-стратегию, включая план, за счет чего бизнес будет развиваться и расти.

Когда я начала работать с папой, то попыталась прописать бизнес-модель для его бренда. Но у него было собственное видение. На данном этапе я вижу, что он изменил свое отношение к моему тогдашнему рвению помочь с продвижением. С другой стороны, и я теперь понимаю, что применять стратегию большой компании к маленькой не имеет смысла. Потому что управление мировыми брендами и локальными отличается.

MHP office

О том, почему мужской костюм шить сложнее, чем женский

− Почему пошив мужской одежды сложнее, чем женской?

− Создание мужского классического костюма подразумевает две вещи. Первая – это идеальна посадка, что зависит от работы закройщика. Он отвечает за то, чтобы изделие село на клиента, как влитое. Вторая – пошив.

Женщины не так требовательны к идеальной посадке. Для пошива женского костюма используются другие ткани, и все можно решить фасоном – есть миллион вариантов, как скрыть недостатки фигуры. У мужчин, если говорить о классическом костюме, такого выбора нет. Поэтому все тонкости закладываются в саму конструкцию костюма. Закройщик должен владеть знаниями о типологии фигур – что скрыть, а что подчеркнуть.

Мужской костюм ручной работы – это вершина портновского искусства. В этом деле нужны энтузиасты, которые не любят шить платья или заниматься ремонтом одежды и которые не так гонятся за деньгами, как стремятся создавать шедевры ручной работы.

Пошив по технологии bespoke подразумевает не менее 80% ручной работы. В Украине мастера шитья в принципе не любят ручную работу. А если говорить о мужском костюме из очень сложной, довольно тонкой дорогой ткани – то мастера обычно вообще не берутся за это.

Из этих факторов и складывается, что мужской костюм ручной работы – это вершина портновского искусства. В этом деле нужны энтузиасты, которые не любят шить платья или заниматься ремонтом одежды и которые не так гонятся за деньгами, как стремятся создавать шедевры ручной работы.

Кроме того, наши костюмы создаются неклеевым методом, то есть полностью вручную, что дольше по времени пошива, но такие изделия и живут очень долго. Их не портят дождь, химчистка, они быстро возвращаются в правильную форму после смятия. Потому что внутри состоят из живых натуральных материалов. Если вы потрогаете лацкан и почувствуете только другой слой ткани и больше ничего – значит, это неклеевой пиджак.

О селф-мейд клиентах, вершине портновского искусства и старте в период кризиса: интервью с основательницей мастерской мужских костюмов Indposhiv Bespoke House Катериной Возиановой

Фото: Оксана Красюк

О коллективе Indposhiv и дефиците кадров

− Вы однажды говорили, что именно из-за сложности пошива мужской одежды больше 70% потенциальных работников отсеиваются на собеседовании. Обучить сложнее, чем продолжать поиски сотрудников с нужными навыками?

− Одно из первых требований, которое мы предъявляем будущим сотрудникам – это любовь к своей профессии и мужским костюмам. Таких специалистов на самом деле очень мало. Потому что многие приходят, чтобы заработать денег. И им все равно, что шить − юбки, белье или костюмы. Поэтому мы в постоянном поиске кадров. Найти человека, способного шить качественно на протяжении длительного времени, довольно тяжело.

Усидчивость, терпеливость, ощущение вкуса и дар шить так, чтобы получалось – вот то, что мы хотим видеть и ценим в сотрудниках. Так как наши клиенты требовательны.

Человека совсем без опыта мы брать не можем, так как на то, чтобы научить его шить, уйдет около пяти лет. А это довольно большие инвестиции, которых у нас пока нет. Но мы можем брать на работу людей с минимальным опытом или опытом пошива женской одежды. В таких случаях мы готовы обучать и переучивать. У нас есть сотрудник, который занимается подготовкой новых кадров, обучая их нашей технологии пошива.

− Есть ли в Украине школы, где бы обучали пошиву именно мужской одежды? 

− Нет. Чаще всего это передается от мастера к мастеру. Некоторые наши мастера работали еще в советских ателье, где и приобрели необходимые навыки.

− Сколько сейчас человек в коллективе и какие функции у каждого?

− Сейчас в коллективе около 50 человек. Основная часть − это закройщики и мастера. Также есть отдел по работе с клиентами, менеджер производства, специалисты по маркетингу и PR.

О селф-мейд клиентах, вершине портновского искусства и старте в период кризиса: интервью с основательницей мастерской мужских костюмов Indposhiv Bespoke House Катериной Возиановой

Фото: Оксана Красюк

О портрете клиентов и лондонских заказах

− Как бы вы описали ваших клиентов? Что это за люди?

− Это современные джентльмены Украины. И не только, так как мы работаем еще и в Лондоне. Но это действительно селф-мейд мужчины, для которых качество на первом месте, а индивидуальный подход – не просто слова из журнала, а философия их жизни. Они ценят наш труд, поэтому около 70% наших клиентов становятся постоянными. Всего у нас около 700 клиентов.

Мы даем пожизненную гарантию на наши изделия, включая ушив и расшив. И если что-то с костюмом случается, мы за него ответственны.

− Как о вас узнают? Кем был ваш первый покупатель?

− Если не учитывать тех клиентов, на которых мы учились оттачивать мастерство, то первым заказчиком был иностранец, владелец страховой компании, который узнал о нас из интернета. Просто загуглил «пошить мужской костюм в Киеве» и вышел на Indposhiv.

− А с чего началась история с Лондоном?

− В 2014 году лондонский агент предложил нам предоставить поток клиентов за свою комиссию. С тех пор каждые 6-8 недель ездим туда для примерок и сдачи заказов. Только теперь мы уже обходимся своими силами, так как на определенном этапе мы с агентом разошлись в понимании нашей целевой аудитории.

О селф-мейд клиентах, вершине портновского искусства и старте в период кризиса: интервью с основательницей мастерской мужских костюмов Indposhiv Bespoke House Катериной Возиановой

Фото: Оксана Красюк

О каналах продвижения и количестве заказов в месяц

− Какие каналы для продвижения сейчас используете и какие наиболее эффективные?

− Больше всего работает интернет-реклама: контекстная, соцсети, SEO-продвижение (оптимизация для поднятия сайта в результатах выдачи поиска по запросу. – ред.). Важную роль играют и спецпроекты, когда мы устраиваем мероприятия для клиентов совместно с нашими партнерами. И делаем отчеты таких инициатив в онлайн- и оффлайн-медиа.

Но наибольшей силы и веса набирает сейчас канал личных рекомендаций, когда клиенты советуют нас своим знакомым.

− Сколько времени занимает пошив одного костюма? И сколько обычно заказов в месяц?

− 8-10 недель в зависимости от того, сколько примерок нужно для клиента. Если это первый заказ, обычно нужно две-три примерки. Порядка 35 заказов в месяц, если говорить только про костюмы. А мы еще шьем сорочки, пальто, брюки, кежуал-модели.

О селф-мейд клиентах, вершине портновского искусства и старте в период кризиса: интервью с основательницей мастерской мужских костюмов Indposhiv Bespoke House Катериной Возиановой

Фото: Оксана Красюк

О поставщиках материалов, стартовом капитале и стоимости изделий

− Какая стоимость самого бюджетного и самого дорогого костюма?

− 27 тысяч гривен и 20 тысяч евро. Существенно на цену влияет выбор ткани. Самая дорогая ткань стоит 5 тысяч евро за метр. А для костюма нужно 3,2-3,5 метра. И около 50% цены составляет работа, так как неклеевая технология пошива очень затратная. Неклеевой пиджак не может стоить $300.

− Где заказываете ткани, фурнитуру?

− Ткани – Италия, Англия, а фурнитура – Германия, Голландия, Италия, США. К сожалению, рынок прикладных материалов в Украине сужается: то, что можно было купить у нас еще пять лет назад, уже не завозят.

Мы даем пожизненную гарантию на наши изделия, включая ушив и расшив. И если что-то с костюмом случается, мы за него ответственны. Поэтому не можем себе позволить, чтобы в нашем костюме был какой-либо некачественный компонент. Соответственно, вынуждены ездить на выставки и искать поставщиков материалов по всему миру.

Стартового капитала как такового не было. У меня оставалось около $500 для аренды помещения и оборудования. На три дальнейших года мне пришлось одолжить порядка $3000.

− Что сейчас самое сложное в вашем бизнесе?

− Нахождение кадров, как я уже сказала. Потому что у нас есть очередь из заказов, но нет достаточного количества специалистов. Хотя мы заинтересованы в расширение производства. Потому что хотим, чтобы наши клиенты получали готовый заказ быстрее.

О селф-мейд клиентах, вершине портновского искусства и старте в период кризиса: интервью с основательницей мастерской мужских костюмов Indposhiv Bespoke House Катериной Возиановой

Фото: Оксана Красюк

− Какой стартовый капитал нужен был для запуска? Когда бизнес начал окупаться?

− Стартового капитала как такового не было. У меня оставалось около $500 для аренды помещения и оборудования. На три дальнейших года мне пришлось одолжить порядка $3000. Стоит учесть, что это был период кризиса, 2009 год, поэтому все было относительно дешево – аренда помещения, оборудования, уровень зарплат. Позже того оборота, за счет которого мы жили, не совсем хватало на расширение и аренду нового оборудования, поэтому пришлось еще раз одалживать. Но это были небольшие суммы.

Полностью бизнес окупился спустя примерно полтора года существования. Но в целом понятие окупаемости для нас временное. Потому что каждый год мы инвестируем в развитие. Вначале это было новое помещение, закупка нового оборудования, затем ремонт, поездки на выставки.

Могу сказать, что на данный момент финансово мы себя чувствуем неплохо, но все заработанные деньги вкладываем в дальнейшее совершенствование.

− Во сколько обошлось оборудование?

− Первое оборудование мы брали в аренду за довольно смешные деньги. Так как у нас только 20% работы выполняется с использованием оборудования, то, в основном, это утюги были для влажно-тепловой обработки и самые простые, но качественные прямострочные швейные машины. Всего 25-30 машинок по $500 каждая. То есть в пределах $15-20 тысяч. Но опять же, все приобреталось постепенно: сначала брали б/у оборудование, так как новое не могли себе позволить, потом меняли его на новое.

Но основным нашим оборудованием являются золотые руки наших мастеров − и на этом мы точно никогда экономить не будем.

Предыдущие выпуски:

1. Про гастрономічний бізнес по-українськи, стартовий капітал, крафт та мас-маркет: інтерв’ю із засновником бренду «Димне м’ясо» Тарасом Парандієм

2. О химии, «комфортных» запахах, масс-маркете и правилах подбора парфюма: интервью с парфюмером и основателем BZ Parfums Богданом Зубченко

3. О стартовом капитале, простой мотивации и почему минимализм окрыляет: интервью с основателями бренда изделий из кожи The Wings

4. Об американском опыте, поисках художников в Instagram и фабрике против хендмейда: интервью с основателями украинского бренда пледов Woolkrafts

5. «В день открытия у меня было два кредита, а в кошельке осталось только 100 гривен»: интервью с основательницей сети быстрого питания Furgoneta Аллой Овсянниковой

6. Про найчесніший одяг, лайфстайл-бізнес, піжамні вечірки та лояльність: інтерв’ю із засновницею українського бренду одягу для дому, сну та відпочинку Balcony Garment Катериною Бойко

7. О главном условии актуальности, «болезни Наполеона» и 300 000 платьев: интервью с основательницей украинского бренда одежды VOVK Татьяной Семенченко

8. Про правило зворотного зв’язку, помилку як точку для розвитку та слова-табу: інтерв’ю зі співзасновницею українського бренду взуття та аксесуарів Kachorovska Аліною Очеретяною

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Лучшие статьи за неделю – у вас в почте

Читайте также