Первый космонавт Украины Леонид Каденюк: о красивой планете, мыслях в космосе, почему не полетел бы на Марс и как ощутить невесомость на Земле

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Леонид Каденюк – первый космонавт Украины, летчик-испытатель, генерал-майор ВВС, президент Аэрокосмического общества Украины, Герой Украины.

В 1997 году космонавт провел 15 суток на орбите в качестве специалиста по полезной нагрузке в рамках интернациональной миссии STS-87 на многоразовом транспортном космическом корабле «Колумбия». Он стал первым украинским космонавтом независимой Украины, в его честь участия на эмблеме миссии размещен только один флаг – Украины.

Мы побывали на встрече с Леонидом Каденюком, организованной сайтом bit.ua в рамках проекта Science Rocks, и собрали его самые интересные высказывания о буднях космонавтов, нюансах работы и смене жизненной концепции.

О самом частом вопросе

«Ну как там, в космосе?», – этот вопрос мне задавал и президент, и Папа Римский, и журналисты, и люди на любых встречах.

О знаниях для полета

Подготовка космонавта к полету в космос требует знаний в самых разных науках: медицине, астрономии, астрофизике, геологии, экологии, биологии, психологии. Командиры должны знать все системы корабля так, как знают их конструкторы. А представьте, только одну систему управления движением проектируют 40 человек, и космонавт должен знать ее так же, как они. Должен понимать, как работают все 2 млн деталей огромного корабля.

О подготовке космонавта

К космонавтам выдвигаются особые требования. Ученые разрабатывают специальные методики, которые позволяют подготовить организм к состояниям, которые возникают во время космического полета – невесомость, перегрузки, длительное пребывание в закрытом помещении, психологическая стабильность. Космонавты проходят различные испытания свето-, баро-, термокамерах. Например, должны выдерживать в центрифуге свой вес, увеличенный в 10 раз, или вести репортаж на заданную психологами тему во время 50-секундного свободного падения при парашютном тесте.

Американцы не слишком заботятся о развитии вестибулярного аппарата, они берут с собой в космос таблетки. У нас же серьезнее относятся к вопросу – меня взяли в команду, потому что у меня, помимо всего, идеальный вестибулярный аппарат, я могу выдержать 55 минут беспрерывного вращения на разных скоростях и с дополнительными нагрузками.

Об английском языке за год

Одно из требований перед полетом в космос – знание английского языка. Я его не знал совершенно – в школе и вузах я изучал французский. Я приступил к изучению за месяц от отлета в США (в июле 1996 года), где проходил подготовку как специалист по полезной нагрузке. А уже в ноябре 1997 г я свободно общался на английском в составе интернациональной группы на американском шаттле.

О перегрузках

На взлете мы ощущали давление в 4g, разгоняя «Колумбию» весом в 2240 т до нужной скорости меньше чем за 10 минут. Такое впечатление, будто ты борешься с Природой, которая не отпускает, используя мощность человеческого разума, заложенного в двигатели космического корабля. Для меня такие перегрузки не проблема, так как летая на истребителях и выполняя маневры, я создавал перегрузки до 5-7g, и мой организм был привычен к ним. Но было непривычное ощущение от того, что я не могу этим управлять.

О страхе

Страха, о котором все спрашивают, у меня не было, потому что я много лет работал летчиком-испытателем, что и предопределило мое психологическое состояние во время подготовки к полету и пребывания в космосе. Я ощущал напряжение и огромный интерес. Зная досконально то, что должно происходить, я прислушивался к работе двигателей, следил за нарастанием перегрузки. Я больше переживал за то, чтобы работа двигателей была нормальной.

О буднях в космосе

После двух суток адаптации будни закончились. Все было настолько интересно, что я не ограничивал свое пребывание на корабле экспериментами, которые мы оговаривали с американскими коллегами на Земле. Я придумывал дополнительные испытания, связанные с изучением физики и влияния невесомости на биологическое существо. Я ходил по потолку, спал на стене, фиксировал свои реакции на то, что 24-часовой земной день сокращался до 90 минут в космосе (корабль делает один полный оборот вокруг планеты за 1,5 часа – ред.).

Первый космонавт Украины Леонид Каденюк: о красивой планете, мыслях в космосе, почему не полетел бы на Марс и как ощутить невесомость на Земле

О невесомости

Это идеальное состояние, которое наступает после отделения двух двигателей, которые нужны для выведения техники на орбиту. Оно отличается ощущением необычайной легкости тела, где нет взаимного давления/влияния предметов, на Земле.

Мы очень быстро привыкли к невесомости, к отсутствию точки опоры. Мне даже показалось, что я испытывал это раньше. Анализируя, я пришел к нескольким предположениям: человек познает невесомость, находясь в утробе матери, а информация об этом состоянии записана в генном коде каждого из нас, так как когда-то человек прилетел на Землю из космоса.

Если зависнуть на глубокой воде в состоянии нулевой плавучести (не погружаться, не подниматься, не шевелиться), то можно примерно ощутить, что значит быть в невесомости.

О закрытом пространстве

Я воспринимаю пространство вне корабля как чуждое, пространство, где я погибну. Поэтому психологически я чувствовал себя отлично все 15 суток, находясь в закрытом пространстве. Но я бы хотел еще раз оказаться на борту корабля, чтобы совершить выход в открытый космос. В тот полет я не имел права покидать корабль.

О реакции на космос

Персональные реакции на пребывание в настоящей невесомости предугадать невозможно. На Земле на систему кровообращения сильно влияет гравитация, а в невесомости происходит равномерное распределении крови в организме. Поэтому у космонавтов бывают очень сильные головные боли взрывного характера и вестибулярные расстройства.

О патриотизме

«Гимн Украины» –  таков был мой ответ на вопрос «Какую музыку включать для меня на корабле на побудку?». В 7 часов утра каждый день из Центра управления полетами передавали музыку на наш борт.

О космических задачах

70% космическо-биологических экспериментов СССР проводились в Украине. Логично, что украинская сторона миссии взяла на себя ответственность за проведение биологических исследований – изучение влияние невесомости на развитие растений. Я работал с репой, соей и мхом, чтобы лучше понять процесс опыления, фотосинтеза, изучал, как растения ведут себя при длительных полетах, пригодны ли они в системе жизнеобеспечения в космосе, как можно улучшить технологии их выращивания на Земле. Кроме того, не афишируя для коллег, в свободное от основных задач время я выполнял задания Института системных исследований человека по теме «Человек и состояние невесомости» (изучал восприятие времени в космосе, потерю пространственной ориентации и пр.).

О звездах

Находясь на Земле, мы видим звезды в одной плоскости. Но в космосе все иначе – в какой-то момент сплошная чернота вдруг наполняется ярким свечением звезд. Кажется, что их кто-то развесил небесные тела в совершенно разных местах, подчеркивая глубину Вселенной.

О мыслях, подсказанных космосом

Когда я впервые увидел Землю в иллюминатор, я сказал американскому космонавту: «О’кей, теперь я вижу, что она круглая».

Когда смотришь в сторону Вселенной, а не в сторону Земли, и глазу не за что зацепиться, ты воспринимаешь пространство совершенно по-другому. В сознании земная модель пространства с поверхностями меняется на многомерный космос, где может быть 5-7 измерений. Когда мы поймем многомерные системы и научимся применять их для полетов, то сможем летать на совершено иных скоростях, может, даже совершать полеты во времени. В космосе человек задумывается о высоком, раскрывается во всей красоте.

О гравитации

Я понял, чтобы летать на далекие расстояния, надо использовать те силы, что существуют в космосе – гравитационные и электромагнитные. Когда мы построим двигатель, использующий космические силы, то сможем летать дальше, откажемся от лишнего груза вроде топлива на борту корабля. Но мы пока не открыли природу гравитации. Она, видимо, настолько проста, что мы не можем этого даже представить и непреднамеренно, но все-таки усложняем. Наблюдая за птицами, я заметил, что они летают вопреки аэродинамике и имеют особые взаимоотношения с гравитацией. Но поделиться своими знаниями они не могут.

Первый космонавт Украины Леонид Каденюк: о красивой планете, мыслях в космосе, почему не полетел бы на Марс и как ощутить невесомость на Земле

О футуризме

Несмотря на популярность темы о космических полетах и колонизации планет, я до сих пор не услышал ни от кого четкого ответа на вопрос, а зачем нам вообще туда летать? Мы, вероятно, сможем быть там туристами, наблюдателями. Но о какой колонизации идет речь, если у нас для этого должна быть техника и технологии на несколько порядков сложнее, чем сейчас. Мы научились запускать в космос только «железяки». Человечество еще не готово к освоению Вселенной. Мы еще не решили вопросы с безопасностью, жизнеобеспечением, энергетикой, радиацией. К тому же, на Марсе мы будем не людьми, а кем-то другим.

О полетах в один конец

Что посоветовать тем, кто собирается в космические путешествия с билетом в один конец (такие как пилотируемый полет на Марс – ред.)? Обратитесь к психиатру. Адекватный человек не согласится покинуть Землю. Сделать это сейчас – это будто умереть сразу. Я бы не полетел.

Об отношении к своей планете

Во время полета в космос осознаешь, насколько человек неправильно живет на своей планете, как потребительски к ней относится. На красивой планете должна быть красивая жизнь. Поэтому надо поменять концепцию существования на планете – изменить отношение к природе, взаимоотношения между людьми и государствами. Уже с детского сада вводить культуру дружественного отношения к природе.

О космическом государстве тогда и сегодня

Украина в полном значении слова космическое государство. Около 150 стран в мире занимаются космическими технологиями, и среди них лишь десяток стран, которые имеют полный цикл отработки космической техники (проектирование, производство, запуск, эксплуатация). Украина входит в этот топ-10! После распада СССР в Украине осталась треть технического и научного космического потенциала. Все генеральные конструкторы СССР были украинцами. Сегодня Украина имеет лучший в своем роде ракета-носитель «Зенит» – ракета, которая готовится к старту в вертикальном состоянии за пару часов. Наши ученые разработали плазменный двигатель с тягой в 10 кг для сервисного обслуживания спутников на орбите. Для сравнения: американцы обладают оборудованием с тягой всего лишь 120 г. С помощью их двигателей необходимо 9 месяцев, чтобы вывести корабль на стационарную высоту, с нашим двигателем это время сокращается до 2 недель!

О финансировании

Руководители государства не понимают, что космическая отрасль движет развитие высоких технологий и общества в целом. За время, пока человек летает в космос, запатентовано более 50 000 изобретений и высоких технологий. Эта отрасль очень рентабельна. В США на $1, вложенный в космонавтику, приходится $14 прибыли.

Многие вещи и технологии, которыми мы пользуемся в быту, пришли «из космоса»: липучки на кроссовках, одежные молнии, радио, ТВ, GPS. Сегодня мы налаживаем партнерство с американцами, так как они отлично понимают важность наших исследований, и у них есть ресурсы.

О религии

Один мой коллега сказал: «Однажды увидев сотворенное (планету из космоса – ред.), не поверить в Бога невозможно». Меня воспитывали в условиях атеизма, но полет в космос меня дистанцировал от земных представлений. Этот полет максимально приблизил к мысли, что высший разум существует.

Я понимаю, что наука не дает ответов на многие вопросы, например, откуда и что взялось. Биологическая жизнь имеет настолько сложный алгоритм, а биологические процессы настолько точны и отработаны, что ученые хватаются за голову. Они приходят к мысли, что жизни еще не было на Земле, но уже существовал какой-то разум, который все и создал. Чем больше развивается наука, тем ближе она к религии.

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Лучшие статьи за неделю – у вас в почте

Читайте также