Почему мы не любим учиться, как опыт мешает нам, а проблемы и эмоции – помогают: колонка эксперта по обучению взрослых Лейлы Алиевой

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Дети и взрослые учатся по-разному. Но когда на тренингах я спрашиваю у аудитории, что такое андрагогика – в зале поднимается одна-две руки. Именно эта наука занимается обучением взрослых. А если перевести буквально – это наука о том, как «вести взрослых за собой». Задачи «воспитывать» и «учить» актуальны в педагогике, и терпят фиаско со зрелыми людьми. Что же помогает нам учиться в возрасте 16-18+, а что – только мешает?

Фобия знаний

Мы часто говорим и слышим фразу – «Я люблю учиться». Но обычно нам так только кажется. Это социально одобряемо. В школе поощряли отличников. Да, есть люди, которые действительно получают удовольствие от исследования своих возможностей, любят бросать самим себе вызовы и принимать их: «Это я не смогу кататься на сноуборде?! Еще посмотрим!» Тогда и китайский учится, и другие амбициозные достижения по плечу. Но большинство взрослых действует не по вдохновению, а с пассивной позиции, движимы мотивацией «от»: «Если я не выучу эту программу, меня не возьмут на работу».

Новую информацию наш мозг отвергает как что-то неизвестное и небезопасное. Этим объясняется, например, и страх публичных выступлений: «А вдруг я скажу что-то не то? Лучше вообще молчать или быстро протараторить речь – и сбежать со сцены, пока никто ничего не спросил».

Обучение взрослых строится на решении проблем, конкретных запросов, которые человек осознает, понимает, зачем именно ему это нужно, где можно применить. Просто учить иностранный язык можно годами – но так и не заговорить. А вот выучить язык перед эмиграцией гораздо реальнее.

Сначала был запрос

Ребенок – это tabula rasa, чистая доска. Дети зачастую не знают, чему и зачем хотят научиться – за них решают родители и школа, а они просто впитывают информацию. Вряд ли в детстве мы мечтали учить таблицу умножения. И, тем не менее, ее знают все или почти все: обучение ребенка возможно и без его запроса.

Этот номер не проходит со взрослым человеком. Мы имеем опыт. И всю информацию от других пропускаем через призму этого опыта. Если другой взрослый пытается нас учить – даже тому, что «дважды два – четыре», мы сопротивляемся. Оцениваем. Сравниваем.

Обучение взрослых строится на решении проблем, конкретных запросов, которые человек осознает, понимает, зачем именно ему это нужно, где можно применить. Просто учить иностранный язык можно годами – но так и не заговорить. А вот выучить язык перед эмиграцией гораздо реальнее. Просто похудеть или похудеть к своей свадьбе – это тоже две совершенно разные истории.

Обучение зрелого человека – это всегда детективная история, которую нужно распутывать индивидуально.

В Лондоне проводили любопытный эксперимент. Три группы будущих таксистов проходили обучение, в том числе – чтобы знать многочисленные улицы города. Первая группа хотела учиться и ходила на занятия исправно. Вторая сначала хотела учиться, но бросила. Третья – вовсе не хотела учиться. Исследование мозга участников до и после эксперимента показало: у первой группы стало на 30% новых нейронных связей, у остальных же показатель остался прежним. Не было запроса – знания прошли мимо, и развитие не произошло.

Поэтому привычные тренинговые программы, которые компании заказывают без учета запросов от сотрудников, теряют актуальность. Такое обучение неэффективно. Если нет потребности, мотивации – тренер может давить авторитетом, уговаривать или танцевать с бубном, ничего не получится. Можно часами рассказывать человеку, насколько вкусный борщ – но он все равно останется при своем мнении, если любит куриный бульон.

Обучение зрелого человека – это всегда детективная история, которую нужно распутывать индивидуально.

Микс форматов

Одна только теория в обучении не работает. На лекциях студенты делают все – рисуют, разговаривают, смотрят социальные сети, но слушают вполуха. За исключением случаев, когда преподаватели сами по себе харизматичные люди. В обучении взрослых работает только смешанные форматы: самообучение, разбор ситуаций, чтение книг, тренинги, онлайн-курсы, работа с ментором, обучение другого и т.д.

Специалист по психологии обучения взрослых Дэвид Колб разработал модель, которая включает четыре этапа обучения (и они постоянно повторяются):
1. опыт («багаж», который у нас уже есть);
2. рефлексия (обдумывание своего опыта);
3. теория (получение знаний);
4. практика (применение знаний).

Например, человек хочет стать успешным оратором. Тогда ему важно вспомнить свой опыт, например, как на сцене перехватывает дух, слова забываются, мысли путаются…. Затем проанализировать его: например, оказывается, что с толку сбивает присутствие в зале статусных людей. Или наоборот – человек может выступить и на Олимпийских играх, но теряется, если в зале сидит кто-то из его семьи. Потом нужно получить теоретические знания о том, как с этим работать. И обязательно – попробовать применить их на практике.

Чтобы накачать мышцы, нужно сделать на несколько упражнений больше. Чтобы научиться чему-то – тоже. А наша природа такова, что мы всегда стараемся «недо-» вместо «пере-».

Что не написано – не существует

Даже если кажется, что мы все продумали, запомнили, договорились с собой – ничего не сработает, пока это не записано. Мы отвлекаемся еще до того, как садимся писать – за считанные минуты часть мыслей улетучивается. Что бы мы ни планировали – это важно зафиксировать.

Почему мы не любим учиться, как опыт мешает нам, а проблемы и эмоции – помогают: колонка эксперта по обучению взрослых Лейлы Алиевой

Ни кнут, ни пряник

Некоторые компании до сих пор считают, что хороший способ заставить людей учиться и работать лучше – запугать их. Например, увольнением. Это действенный метод, страх – огромная сила, и он дает очень быстрый, но краткосрочный эффект. Если людей на заводе запугали невыплатой зарплаты, они выполнят норму. Но в следующем месяце все вернется на круги своя – если снова не запугать. Это будет работать, пока люди «не выгорят» и не уйдут (конечно, если им есть куда идти – страшная вещь, но некоторые предприятия используют такую модель работы годами).

Есть и другой прием – «плюшки». Та же зарплата. Это тоже отлично работает – на краткосрочный эффект. Повышение зарплаты перестает производить вау-эффект, как только оказывается в кошельке. А через некоторые время воспринимается как норма.

Поток и чрезмерные усилия

Так что же заменяет нам кнуты и пряники в обучении? Задачи, которые не можешь выполнить сразу. Для которых нужно прилагать все больше и больше усилий. Это позволяет нам пребывать в состоянии потока, о котором в одноименной книге пишет американский психолог Михай Чиксентмихайи. Об этом говорил и Станислав Ежи Лец: «Только чрезмерное плодотворно, умеренное – никогда». Чтобы накачать мышцы, нужно сделать на несколько упражнений больше. Чтобы научиться чему-то – тоже. А наша природа такова, что мы всегда стараемся «недо-» вместо «пере-».

Наблюдая, взрослый не учится. Попытки перенять что-то у «говорящей головы» я называю не обучением, а «облучением». Нужно, чтобы человек, который учится, говорил и действовал больше, чем тот, кто передает знания. Только пробовать.

Лайфхак Нобелевского лауреата

Парадокс, но упрощать на самом деле сложно. А усложнять – просто. И вот какой алгоритм изучения темы предлагает физик, лауреат Нобелевской премии Ричард Фейнман.

Шаг 1: научите этому 8-летнего ребенка (можно воображаемого). Даже когда речь о теории относительности Эйнштейна. Если не хватает простых слов, их хочется заменить заумными – значит, нужно разбираться в теме дальше.

Шаг 2: восполните пробелы в знаниях, которые не смогли доступно объяснить.

Шаг 3: упростите. Составьте новый рассказ – и так до тех пор, пока даже ребенок его не поймет.

Шаг 4: расскажите о новом знании кому-то, кто плохо разбирается в теме (можно, опять-таки, ребенку, или поговорить с бабушкой о технологиях). И убедитесь, что вас поняли.

Почему мы не любим учиться, как опыт мешает нам, а проблемы и эмоции – помогают: колонка эксперта по обучению взрослых Лейлы Алиевой

Обучение или облучение?

Самый эффективный способ обучения взрослого человека – это практика. Например, на занятии по публичным выступлениям я говорю: «Встаем, берем микрофон – работаем». «Так вы же не показали – как?», – удивляется человек. Тогда я беру микрофон и начинаю рассказывать что-то в своей обычной манере. «Но я так не могу!» – восклицает собеседник. В том-то и дело. То, что умею я, не перетекает к другому человеку.

Наблюдая, взрослый не учится. Попытки перенять что-то у «говорящей головы» я называю не обучением, а «облучением». Нужно, чтобы человек, который учится, говорил и действовал больше, чем тот, кто передает знания. Только пробовать.

Я называю это «подумать об других». Нам важны другие люди, чтобы учиться и действовать – мало кому хватит дисциплины, чтобы добиться всего самому.

Учитесь, действуя

Поэтому так эффективен подход Action Learning, самый близкий перевод которого – обучение действием (или через действие). Его создатель, английский физик Рег Реванс, еще в 1940-х годах пришел к выводу, что все взрослые люди – будь то сотрудники угольных предприятий или медсестры, испытывают одни и те же трудности с обучением. Сегодня этот подход применяется во всех бизнес-школах Америки и Европы и активно развивается в Украине.

Обучение действием строится на работе в небольших группах участников, у каждого из которых есть свой запрос. Это могут быть сотрудники одной компании или незнакомые люди – кому как комфортнее. Первое, что важно сделать – рассказать о своей проблеме: пока другие слушают, сам рассказчик лучше понимает, структурирует свой запрос. Например, кто-то хочет выучить английский – но имел негативный опыт, и не уверен, что вообще сможет; а кто-то мечтает открыть свой бизнес, но тянет с этим решением уже год. Затем другие участники задают уточняющие вопросы: например, какие методы изучения языка уже применялись и что именно было сделано, чтобы открыть свою компанию. Далее следует этап обратной связи. И на нем кто-то может подсказать, например, что есть полиглот Дмитрий Петров, который составляет очень удобные таблицы, которые помогают в изучении языка, не перегружая теорией. Или что для стартапа не хватает единственного шага – и сделать его легче, чем кажется (если у кого-то в группе был такой опыт). В финале встречи составляются пошаговые планы действий, над которыми участники работают до следующей встречи. Важное правило – нельзя поучать других, оценивать, развешивать ярлыки («Ты должен сделать вот что…», «Ты серьезно это не можешь?», «Вот глупый…»). Можно задавать только открытые вопросы: «Расскажи, что именно ты уже сделал для решения этой задачи?».

Казалось бы, каждый приходит со своей проблемой. Но возможность обсудить ее с другими и обогащение их опытом помогает увидеть все в новом свете. Я называю это «подумать об других». Нам важны другие люди, чтобы учиться и действовать – мало кому хватит дисциплины, чтобы добиться всего самому.

Сложность в том, что зачастую мы только декларируем, что хотим действовать. Для этого всегда нужны не только намерения, но и усилия, готовность вкладывать свои ресурсы. Иногда мне пишут люди, которые хотели бы учиться на тренингах, но денег на это нет. В ответ я отправляю интересную подборку книг по этим темам. Как думаете – какой процент читает их, не говоря уже о том, чтобы применять?

Почему мы не любим учиться, как опыт мешает нам, а проблемы и эмоции – помогают: колонка эксперта по обучению взрослых Лейлы Алиевой

Развитие историей

Интерес к сторителлингу во всех сферах, в том числе и в обучении, понятен: линейное обучение состоит из сухой информации и не вызывает интерес. А истории цепляют эмоции, словно крючки. Давайте рассмотрим это на примерах.

Первую историю на одной из конференций рассказал генеральный директор Comfy Игорь Хижняк. Рядом с магазином сети в Днепре работала будка сапожника, к которому сотрудники носили на ремонт обувь. И там всегда звучали песни «Океана Эльзы». Однажды будка сгорела. Сотрудники тут же организовали сбор денег – через считанные часы в коробке с надписью «Помощь самому лучшему сапожнику, который слушает «Океан Эльзы»» было несколько тысяч гривен. История стала «вирусной» и докатилась до Святослава Вакарчука – и он тоже передал деньги для сапожника, который любит его музыку. Эта история рассказала многое о командной работе. А насколько интересно было бы слушать, перечисли генеральный директор ценности, официально принятые в компании?

Именно так работают истории. Если нас учат – мы скучаем. Но если кто-то говорит: «Хочешь, я расскажу, как выучил язык? Это легко», – мы готовы отложить телефон и послушать.

Вторая история – моя. До переезда в Украину я жила на Урале. И в тот день, когда должна была лететь в Киев (почти 12 лет назад), в Екатеринбурге планировался концерт группы «Чайф». Я долго решалась, но все-таки попросила руководство вылететь на день позже. Сходила на концерт, ночью собрала чемодан, поехала в аэропорт – и в очереди к паспортному контролю прямо перед собой увидела ребят из «Чайфа». Я рассказала им, как должна была уехать, но осталась ради концерта, чтобы послушать их «Белую ворону»… На что последовал ответ: «Коньяк!» Эта история о том, как я решилась быть смелее, когда мне чего-то очень хотелось. Она лучше любого призыва «Будьте решительнее!»

Именно так работают истории. Если нас учат – мы скучаем. Но если кто-то говорит: «Хочешь, я расскажу, как выучил язык? Это легко», – мы готовы отложить телефон и послушать. История, особенно если в ней есть преодоление сложностей, пробуждает эмоции.

Обучение длиной в жизнь и забота о себе

Развитие технологий приводит к тому, что думать приходится все меньше. Сейчас мы учим родителей пользоваться мессенджерами. И нам следует попросить детей в будущем научить нас управлять изображениями на сетчатке собственных глаз. Информации столько, что воспринимать ее большими порциями все сложнее – поэтому теперь почти не читают лонгриды, а книги часто заменяет YouTube. Дети впитывают новое, словно губки, но чем старше человек, тем сложнее учиться. И, тем не менее, обучение длиной в жизнь теперь необходимо: раньше можно было освоить профессию навсегда, а сейчас никто не знает, не заменит ли его профессию технология.

В Италии можно услышать от бабушек: «Жаль, Лоренцо не стало – он был таким молодым, всего 83 года!» И это не просто так – здоровье, в том числе и ментальное, во многом зависит от наших действий и усилий.

Однажды в поезде я познакомилась с уважаемым неврологом, красивой и умной зрелой дамой. Свой секрет молодости и бодрости она объяснила так: пока мы недосыпаем, неправильно питаемся, не занимаемся физическими активностями – наш мозг «засыпает», отказывается принимать новое. «Так что нужно танцевать и уважать себя», – резюмировала она.

Лейла Алиева, бизнес-тренер, разработчик коммуникационных программ, speechwriter.

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Лучшие статьи за неделю – у вас в почте

Читайте также