$30 000 штрафа за роман в офисе, «фишки» рекламного рынка и кто востребован в Мьянме: история украинки

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Как часто вы говорите себе: «Я хочу перемен в работе»? И как часто вы что-то меняете? Как часто вы думаете, что нужно двигаться дальше, рисковать, создавать что-то свое, но, зачастую, не хватает смелости, поддержки и опыта.

В рамках спецпроекта rabota.ua «Украинская Азия» раз в две недели мы будем публиковать интервью с украинцами, которые живут и работают в азиатских странах. Они поделятся своим опытом, как найти работу или создать бизнес, а также чего нужно опасаться и что их делает счастливыми в незнакомой стране.

Предыдущие выпуски спецпроекта:

1. Викладач, ейчар, зірка ТБ: історія українки про те, як працювати в Індії, Китаї, В’єтнамі та Індонезії

2. Украинец о жизни и работе в Азии: «Другая культура заставляет шевелиться и непрерывно учиться»

3. Как уехать в Таиланд и создать бизнес в одной из самых красивых провинций: история украинца

Наш следующий герой – Катерина Васильченко. Катерина – опытный маркетолог, и не из путешественников-экстремалов, колесящих из одной страны Азии в другую. Девушка долго и осознанно шла к решению оставить работу в престижной международной компании в Киеве и переехать на год в Мьянму. В интервью rabota.ua она рассказала о работе в крупнейшей компании Мьянмы, кто из иностранных специалистов востребован в этой стране, почему Мьянма – удачный рынок для реализации бизнес-идей, и зачем нужны перемены в жизни.

О стабильной работе в Киеве и стремлении к переменам

жизнь и работа в Мьянме

– Катя, ты работала в крупных компаниях, хорошая зарплата… Что не устраивало?

– Да, у меня была неплохая зарплата до кризиса 2014-го, после – она уменьшилась, примерно в три раза меньше, если говорить об эквиваленте в валюте. Я особо не ограничивалась, но и не разбрасывалась деньгами налево и направо, потому что нужно было выплачивать кредит за квартиру. В целом, чувствовала себя комфортно. Последние два года до отъезда я руководила отделом трейд-маркетинга в компании Johnson&Johnson. До этого трудилась в других международных FMCG компаниях – Coca-Cola Hellenic, SCA Hygiene (бренды «Libressee», «Libero»).

Я всегда хотела пожить за пределами Украины, приобрести опыт, который невозможно получить, находясь в привычном контексте. В общем, хотела и хотела, и вдруг созрела. Мне нравилось то, чем я занималась, но нужен был перерыв от корпоративных ценностей, целей и темпов.

– И ты потихоньку зреешь к переменам? Или было, как в фильмах, – принимаешь душ, едешь в автобусе, и тут осеняет – срочно что-то менять!

– Нет, ничего такого не было (смеется). На меня плавно «накатывало», скажем так, последние годы, все больше и больше с каждым днем. Я решила, что буду искать возможности в плане работы, но, видимо, настолько морально готова была к переменам, что эта возможность пришла практически сразу. Совершенно случайно завели разговор с подругой, которая была в примерно таком же настроении. Сестра ее сотрудницы в то время работала в Мьянме…

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

– Она предлагает тебе работу в Мьянме, и ты соглашаешься…

– Примерно так, но нет. Решение далось непросто. Открытая позиция – маркетинг-менеджер, зарплата на том же уровне, что и в Киеве. Компания запускала мобильное приложение, и им нужны были маркетологи на период запуска. Интервью, по сути, не было. Был один созвон по Skype, во вемя которого, я в основном задавала вопросы. Было не очень понятно, что будет входит в мои обязанности.

В общем, было много знаков вопросов относительно будущей работы. В Киеве же все отлажено: друзья, работа, квартира, машина, все дела… Для меня это было очень нелегкое решение – три месяца мне вся эта ситуация не давала покоя: «да», потом «нет», потом снова «да» и т.д. Наконец, взвесив все, я решила, что даже в нестабильной обстановке я буду больше ощущать жизнь, чем в стабильной и понятной. Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и пожалеть. И я выбрала Мьянму.

Об условиях труда и штрафах в $30 000 за роман на работе

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

– Прилетаешь. Делаешь первые шаги в новой стране. Твои ощущения?

– Перед поездкой я прочитала много информации о Бирме (еще одно название Мьянмы – ред.), в основном, писали, что грязно, бедно. Но страна все равно прекрасная. И когда я прилетела в Янгон – крупнейший город в Бирме, около 6 млн населения – мне показалось, что тут не все так плохо (смеется). Грязно, замусорено, и крысы. Но, к счастью, я приехала в начале сезона дождей, так что крыс было очень немного (улыбается). Зато люди – приветливее не найдешь, улыбаются. Трафик сумасшедший… Я никогда до этого не была в Азии, поэтому трафик поразил, наверное, больше, чем крысы.

– Наверное, как практически везде в Азии, много мотоциклов?

– Мотоциклы и скутеры в Янгоне запрещены, обычный способ передвижения – авто, поэтому и пробки страшные. Это очень неудобно. Запрет наложили по непонятным причинам. Есть несколько версий. Одна из них – дочка важного человека из правительства пострадала в аварии, в связи с чем на следующий день в Янгоне запретили байки. За пределами Янгона – полно байков, как везде в Азии, – они на них, рождаются, по-моему. Сейчас в Янгоне понемногу начинают снимать запрет, начали с удаленных от центра районов.

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

– По поводу твоей зарплаты. Тысяча долларов в Бирме – это деньги?

– На самом деле Бирма – это недешевое место, в отличии от Таиланда, Вьетнама, Камбоджи или других азиатских стран. Например, $1000 – это достаточно маленькая зарплата для иностранного сотрудника, нужно минимум вдвое больше, чтобы чувствовать себя финансово свободно. Аренда жилья неадекватно дорогая. Так, посредственная квартирка обойдется $500.

Удобного общественного транспорта здесь тоже пока что нет. Автобусы с табличками на бирманском, то есть, обычно, иностранцам достаточно сложно разобраться, также в них нет кондиционеров. Передвигаться на такси по городу в день может обойтись примерно в $10. Грубо говоря, сидя дома, не передвигаясь по городу, можно уложиться в $300, не считая расходов на жилье. Но зачем тогда такая жизнь? (улыбается).

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

– Еда дешевая?

– Стрит-фуд – да. Бирманский стрит-фуд – небольшие дешевые кафешки под навесом, называются teashop. Например, жареный рис с курицей – $1,5. Условия в заведении – как в уличном заведении, конечно – нет кондиционера, чистота кухни под вопросом. Европейская кухня, бургеры, пасты, пиццы, стоят в среднем $8-10. Ситуация с ценами вполне логичная – рынок был закрыт долгое время, и сейчас механизмы конкуренции не работают пока что. Но ситуация потихоньку меняется, появляется все больше игроков на рынке, все больше туристов приезжает. Перемены заметны даже в ретроспективе 10-12 месяцев.

– Как работается? Какие условия труда?

– В Мьянме абсолютно другая культура бизнеса, офисная культура. Начнем с того, что рабочий контракт, который я получила, я не подписала, потому что он был просто смешной. Один выходной, штраф за романы на работе составляет $30 000, плюс к этому 30-летний запрет на въезд в страну… Я решила, что контракт особой ценности не несет и не подписала его. Хотя, с другой стороны, они его и не требовали (смеется).

– Значит, можно работать и без контракта?

– Зависит от компании. Компании международного уровня соблюдают международные стандарты в HR-вопросах, местные компании – следуют своим собственным правилам. Меня пригласила на работу компания, которая является частью огромной корпорации. Поэтому, можно сделать выводы, что если у крупного холдинга есть проседания в этих вопросах, то что уже говорить о более мелких компаниях. В Бирме в принципе весь бизнес строится на братьях-сватьях. Если появляется одна компания, она тут же расширяется, у нее сразу же – сеть отелей, появляется компания-дистрибьютор и т.д.

– А как насчет офисной формы одежды? 

– Бирманцы в целом любят дресс-код. Многие компании практикуют форму для офисных работников. Если это не форма, то, конечно, никаких коротких платьев и юбок, колени обязательно должны быть прикрыты, никаких маек.

Во многих офисах, включая крупные офисные центры, есть знак – Take off your shoes. К иностранцам в общем-то часто более лояльное отношение. То есть иногда можно обувь не снимать. Но в основном – нет. Я стараюсь не пользоваться такой лояльностью, ведь это признак уважения к культуре. Иногда перед входом в бизнес-центр валяется гора обуви. Сейчас я нахожу это милым и послушно снимаю обувь (смеется).

Также бирманцы, как мужчины, так и женщины, используют танаку – это бело-желтая смесь из древесины сандалового дерева и воды. Она защищает от солнечных лучей и пагубного воздействия ультрафиолета. А еще танаку используют и как украшение для лица. Из внешних особенностей еще стоит добавить, что мужчины носят лонджи– это ткань, завернутая на талии особым узлом, выглядит, как длинная юбка.

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

– Если говорить о менеджменте, тяжело ли находить общий язык с подчиненными?

– У бирманцев есть такая особенность: если они говорят «да», когда ты объясняешь задачу, это не значит, что они согласны ее выполнить, также не значит, что они понимают, что нужно делать. Это «да» часто значит, что они в принципе поняли смысл сказанного (смеется). У меня было пару забавных ситуаций: когда люди говорят «окей-окей», а через полчаса, или, допустим, в конце дня – ноль результата.

То есть тут свои особенности управления командой – чуть больше follow up, чуть больше внимания. Я своих людей учу в с первого дня задавать вопросы. Проблема заключается в том, что люди по причине культурных особенностей совершенно не задают вопросов. Если задача понятна – просто следуют, если нет – в принципе, могут провести пару часов, а то и день в обморочном состоянии, ничего не понимая, но и не задав ни одного вопроса. Так что с точки зрения коммуникации, работа в Бирме стала огромным вызовом.

– А как ты мотивировала своих подчиненных? Бонусы? Повышение на работе?

– Здесь другая система мотивации работников. Все, что работало у нас, здесь не работает. Подчиненные будут исполнять твои задачи и мотивироваться, если они… расположены к тебе. В офисе обязательно должна царить дружеская атмосфера, как в семье. Их удерживает именно это, а не карьерный рост, зарплата, бонусы. Несмотря на то, что люди живут в бедности, они не боятся потерять работу. И если в офисе случится обычный рабочий разбор полетов на повышенных тонах, то на завтра можно не досчитаться сотрудников. Многие не знают, как реагировать на агрессию. Поэтому, для успешного управления командой необходимо в первую очередь строить доверительные отношения. Скажем так, очень доверительные.

– Как бирманцы относятся к начальству?

– Полное повиновение. Если босс отдал приказ, даже изначально бессмысленный, его тут же выполняют, – никто не задает никаких вопросов. Люди могут потратить день впустую, выполняя то, что сказал начальник, хотя он, может, не знает каких-то деталей, или «ляпнул» что-то сгоряча, как часто бывает.

Местные жители, в принципе, боятся высказывать свое мнение на любой счет – политика, экономика, это касается не только работы. Наверное, это последствия многих лет диктатуры (несколько последних десятилетий Мьянма пребывала под военной диктатурой – ред.). Все это, конечно, будет меняться после последних выборов в прошлом году, когда победила National League for Democracy.

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

– Хорошо. А как тогда в таком случае ты ладила с боссом?

– Меня, по сути, наняли маркетинг-менеджером, который должен управлять процессом. Но на самом деле так: есть определенная стратегия компании, озвученная big boss, и если ты с ней не согласен, тебя могут уволить завтра же. Так как мне непривычно работать в таком стиле, и, откровенно говоря, предложенная стратегия и модель работы требовала улучшений и изменений, пришлось искать способы – как достучаться до босса. Главное – организовать все так, будто твое предложение – это его решение (смеется).

– Легко ли установить контакт с коллегами, завести новых друзей?

– В принципе, да. Но опять-таки – это касается поверхностных повседневных вещей. Бирманцы – любезные, но не открытые, и нечасто идут на сближение. Например, я несколько раз пыталась пригласить коллег на ужин, они сначала говорят – да, но в последний момент – нет. То мама заболела, то что-то случилось… Вот как-то не хотят идти на контакт.

В Янгоне экспаты и местные даже тусуются в разных местах, есть только единицы бирманцев более open minded, которых ты знаешь в лицо – они или учились, или работали какое-то время заграницей. А те, кто вырос здесь, на контакт не идут. Но опять хочу отметить, что все очень быстро меняется, и сейчас можно увидеть намного больше бирманцев в заведениях, на мероприятиях, чем это было год назад.

О том, кто востребован в Бирме, и сколько за это платят

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

– Как долго ты проработала в компании?

– Где-то полгода. Я была в Украине в отпуске, и за один день до возвращения в Янгон получила письмо, что проект приостановлен в целях экономии, и весь штат экспатов из 6 человек покидает страну. Это, к слову, о менеджменте в Бирме – бессистемность во всем.

Но я решила в любом случае вернуться. Мне нравится страна и, кроме того, я развела на тот момент активную деятельность в Янгоне: у меня был Испанский разговорный клуб, ночи кино и т.д. В общем, было много планов, которые в один момент могли рухнуть. Поэтому я решила вернуться в Бирму и покинуть ее тогда, когда я решу, а не когда решат за меня. Так я начала активно искать работу.

– Каким образом? Обзванивать знакомые бизнес-контакты, мол, что-нибудь подберется?

– Нет, на местных сайтах по поиску работы – их здесь не очень много, но есть. Но в результате меня практически сразу пригласил знакомый филиппинец в свое маленькое рекламное агентство в Янгоне. Портфель клиентов небольшой, но разнообразный. Есть местные бренды, есть пара международных.

– То есть, иностранные специалисты в Бирме востребованы? Какая ситуация на рынке труда?

– Да, и спрос растет. Страна открылась инвесторам лишь несколько лет назад. Иностранные компании просто «пачками» приходят сюда. Поэтому местные компании начали больше внимать европейскому опыту. Раньше они вообще не прислушивались, – мол, мы знаем, как надо, и все – они не понимают, что рынок меняется, конкурентная среда меняется, и им, соответственно, тоже нужно менять свои подходы. Поэтому на топовые позиции в различных местных компаниях можно найти работу.

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

– В каких сферах нужны специалисты?

– Где-то треть – преподаватели английского или других предметов со средней зарплатой в $1900-2500, треть – это сотрудники NGO (общественные организации – ред.) с зарплатным минимумом в $3500, еще 20% – сотрудники нефтегазовых компаний, остальные – маркетологи, рекламщики… Зарплата маркетологов с кое-каким опытом абсолютно разная, и колеблется от $500 до $4000, в зависимости от компании и от уровня специалиста, конечно.

Для местных компаний – максимальная зарплата $1500, если международная – выше. Зарплата бирманцев – от $200, максимум $1000-1500. Есть исключения, конечно, «золотая молодежь», работающая в папиных компаниях.

– Работники IT-сферы нужны?

– Дело в том, что айтишники-экспаты приезжают сюда и загибают такую цену, что местным легче и дешевле нанять индийцев. Их здесь очень много. И они очень хорошие специалисты на самом деле.

О рекламном рынке

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

– Какие в целом особенности рекламного рынка Бирмы?

– Это очень зачаточный рынок, но с уникальными подходами. Например, бирманцы начали пользоваться интернетом уже с мобильных гаджетов, а не с компьютера. У них не было кнопочных телефонов – сразу смартфоны. И в связи с этим весь интернет они познают через Facebook, особой культуры «погуглить», как у нас, – нет. Но появляется. Поэтому если говорить о маркетинговых тылах, то раздача листовок в общем-то здесь не так эффективна, как на другом рынке. Как следствие, больше всего востребованы специалисты digital-маркетинга.

– А как тебе сейчас работается в рекламном агентстве? Нравится?

– Нет. Но дело не в агентстве. Я снова прихожу к мысли, что устала продавать. Хочу переходить к более социально чувствительным темам. Например, недавно вместе с подругой запустила в Киеве проект по психологическому образованию родителей и хотелось бы развиваться в этом направлении.

– В чем его суть?

– Проект называется «Диалог с родителями». Мы ищем детских психологов, организовываем групповые консультации на разные «горячие» темы, например, «Детские страхи», «Сексуальное воспитание» и т.д. В планах – создать что-то более глобальное, организацию, целью которой была бы забота о ментальном здоровье детей и психологическая поддержка родителей детей с ограниченными возможностями. Было бы здорово организовать нечто подобное и в Мьянме. Так как защита детей и их прав – очень актуальны для любого общества, а особенно для развивающегося.

О богатых бирманцах, футболе и зарплатах в $50

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

– Как живут бирманцы? Очень бедно?

– Здесь нет среднего класса. Есть те, кто когда-то сорвал много денег, в основном, это бывшие военные, правительственные служащие, и есть те, кому нечего есть. В Бирме случилось примерно то, что у нас после распада СССР. За короткое время распродали все, и тот, кто тогда купил это за гроши, сейчас ворочает миллионами. Сейчас эта прослойка населения занимается производством, продажей золота, недвижимости… Для таких людей просадить $300 на ужин в ресторане – это норма. Их дети, в основном, учатся в CША.

Кстати, а в офисах сейчас престижно иметь какого-то бывшего военного в штате – просто для улучшения имиджа или для ускорения принятия какого-то решения. То есть если нужно утвердить какой-то документ, получить справку, то хорошо, если у тебя в штате есть кто-то из бывшей власти, потому что связи-то остались прежними. Не знаю, как будет сейчас, с новым руководством страны, но, по крайней мере, так было.

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

– А как выживает подавляющее большинство жителей?

– Заработки остальных – $50-100 в месяц. Люди продают еду, одежду на улицах, заняты в строительстве, потому что все работы делаются вручную, – бетон замешать, кирпичи перенести… Причем в маленьких городах это делают женщины, потому что им платят меньше. И вот, вижу, сидит ребенок, а рядом его мама кирпичи перетаскивает. Жутко. Детский труд, увы, здесь тоже используется…

– Но при этом бирманцы известны как очень позитивный народ…

– Очень! Я получаю огромное удовольствие от общения с этими людьми, они почти, как дети. Все и всегда улыбаются. Причем искренне. Они еще не привыкли к иностранцам. И в некоторых местах ты можешь быть первым белым человеком, которого они встретили. Местные, по умолчанию, не ожидая ничего взамен, очень предрасположены к иностранцам. Приятно находиться в такой позитивной среде. А еще они все время поют!Могут стесняться заговорить, но стоят рядом и поют. Вот, например, как официант, – принимает заказ и поет (смеется).

– Есть моменты, к которым тяжело привыкнуть?

– Да. Например, мне не нравится то, что местные мужчины повсеместно жуют бетель – это орех, завернутый в листья, и сплевывают его повсюду. А он – ярко-красного цвета, как кровь. И ты идешь по центру Янгона посреди красных плевков… Ну и еще никто никуда не спешит, все по улицам ходят медленно. А когда ты спешишь, это очень раздражает (смеется). Но это все мелочи.

Я люблю Бирму. Здесь я чувствую себя безопасно. Например, ты сидишь ночью на улице с полным набором Apple-девайсов, и местные ребята подойдут только с одной целью – узнать, как дела (смеется). Единственное, что здесь очень много бездомных собак. В целом они весьма мирные, но иногда приходится и отбиваться от них. Животным причинять вред нельзя – это буддистская страна.

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

– Бирманцы что-то слышали об Украине?

– Конечно! После того, как в прошлом году Украина разгромила Мьянму в футбол, нашу страну знают все (наша молодежная сборная обыграла команду Бирмы со счетом 6:0 – ред.)! (смеется). Они вообще очень увлекаются футболом, все, конечно, знают Шевченко. Более того, иногда какой-то таксист начинает политическую дискуссию об Украине. Думаешь – ого, ничего себе… Но в большинстве своем они просто знают, что Украина – это где-то в Европе.

– Таксист прям дискуссию, говоришь, начнет. На английском? Как у них с этим?

– Неплохо. По крайней мере, то, что касается зоны ответственности каждого. Если торговцу нужно продать – он скажет на английском, что это и сколько это стоит. При этом, что касается таксистов, то они не умеют читать карты. Если начинаешь что-то показывать на карте в Google, они не понимают. Кстати, здесь очень много частных школ, где все предметы преподают на английском. Обучение, в среднем, стоит $2000 в месяц.

О ценностях, переменах и счастье

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

– Что изменилось в тебе за год жизни в Бирме?

– Начала ощущать внутреннее спокойствие. Раньше паниковала перед неизвестностью, а сейчас понимаю: жизнь распорядится, как надо. Если ты к чему-то готов, это случится, если не готов, то не случится. И никогда не нужно бояться завтрашнего дня. Я убедилась, что человек – это такое существо, которое всегда сможет начать все с нуля.

Еще, получив опыт работы в новой стране, новом контексте, сложно остановиться – любопытство распирает так, что теперь хочется поехать в другую страну, третью… В Бирме я почувствовала, что отдаляюсь от стандартов социума – семья, дети, насиженное место… Просто незадолго до Мьянмы я переехала в новую квартиру в Киеве, за которую выплачивала кредит, вкладывая все деньги, пожила полгода и уехала. Получилось, что для меня сейчас это не ценность, хотя раньше это был один из моментов, удерживающих меня в Киеве. Не в деньгах счастье.

– А в чем?

– В ощущении жизни. В том, когда ты понимаешь, что день прожит не зря, что ты узнала что-то новое, увидела что-то новое, смогла поделиться чем-то, сумела создать что-то – это очень важно. Счастье – в мелочах, например, в чашке кофе. Наполняться такими мелкими моментами, мне кажется – это базис, который должен понимать каждый. Вот, электричество не выключили в 40 градусов жары – уже счастье (смеется).

О хобби, испанском клубе и ночах кино

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

– Не скучно в Янгоне? Чем занимаешься, кроме работы?

– Мне нравится Янгон. Здесь только все открывается, развивается, и, что не начни, все получается. Здесь прекрасная почва для любых начинаний. Например, я организовала разговорный испанский клуб. В Киеве хотела это сделать, но все как-то не решалась, думала, что таких клубов много. Испанский – мой первый иностранный язык, но за 10 лет работы с английским я начала его забывать. Так что, думаю, сейчас самое время попрактиковаться. Собрала через Facebook ребят, организовала дегустацию испанского вина, потом ужин в ресторане, совместные кинопросмотры…

Мне кажется, что когда мозг не перегружен, то есть время найти свое призвание, то, что тебе нравится. А в такой среде, оторванной от привычных кругов общения, можно себя «вскрыть» и начать писать все с чистого листа, но писать уже так, как тебе больше нравится.

– Еще ты упоминала, что проводишь ночи кино…

– Мы с подружкой нашли при отеле небольшой кинотеатр и решили организовать киносеансы – уже все запланировано до октября. Также в планах – документальные картины, с привлечением NGO и дальнейшим нетворкингом.

– Отношение к деньгам поменялось? Как бы ты потратила, скажем, джекпот два года назад в Украине и сейчас в Мьянме?

– Одинаково! На путешествия (смеется)! Пока планирую быть в Бирме до апреля следующего года, а потом – не знаю, столько еще неизведанных мест. Если говорить об Азии, я бы осталась в Таиланде на какое-то время.

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

жизнь и работа в Мьянме

www.facebook.com/katerinachka

– По твоему мнению, нужны ли вообще перемены в жизни, например, если есть все?

– У меня есть такое убеждение, что менять нужно всегда. Это залог психологического здоровья. Как бы тяжело мне не было, я очень часто провоцирую перемены в своей жизни, иногда даже насильно, потому что понимаю – это драйвер, иначе ничего не будет случаться. Как бы мне страшно не было, я понимала, что оставаться на одном месте – это тупик, все, что могла, я получила, а дальше все будет происходить по кругу.

Но вместе с тем я за то, чтобы это происходило «экологично», а не бросать все и уходить в никуда. То есть человек должен осознавать – комфортно ли ему находиться в той же ситуации долгие годы или же он хочет получить максимум от жизни и воспользоваться таким подарком, что он вообще живет, и увидеть, узнать, прочувствовать жизнь по максимуму.

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Лучшие статьи за неделю – у вас в почте

Читайте также