«Система не видит людей – она видит документы»: история беженца из Уганды, который мечтает найти работу в Украине

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Знание иностранных языков, хорошее  образование, профессиональные навыки и опыт работы – все это в нашем понимании является залогом успешной карьеры, подушкой безопасности и гарантией того, что в любой ситуации мы сможем обеспечить свое существование. Но для всех ли справедливо это утверждение? И как выживают те, кто оказался в ситуации социальной и профессиональной антигравитации – беженцы и искатели убежища в Украине?

The Point совместно с БФ «Право на захист» подготовили серию историй о людях, которые вынуждены были уехать из своей страны. Многие из них не смогли в Украине реализоваться в профессии, не смотря на дипломы и блестящее знание иностранных языков. Впрочем, есть и истории успеха.

Работа на спецслужбы и переворот

Вальваса родился и вырос в Уганде. Достаточно успешно окончил школу. Кто знает, как сложилась бы его судьба, не окажись парень под пристальным вниманием спецслужб страны. Как потенциальный сотрудник.

«Тогда я был совсем юным, но сообразительным, быстрым. Легко общался  и заводил знакомства. Наверное, на это и отреагировали. Тогда местные спецслужбы набирали ребят, которые только закончили школу и которых можно было бы привлечь к работе. Фактически, это была вербовка, – рассказывает Вальваса. – Потом лучших из нас отбирали и готовили к дальнейшей работе в службе безопасности и в других подобных структурах».

Так и начался профессиональный путь Вальвасы. Работа была интересной – много информации, обучение за рубежом. Да и адреналина хватало, что приводило юношу в восторг.

«Молодые сотрудники часто исполняли роль секьюрити и обслуживающего персонала на мероприятиях для первых лиц, – вспоминает Вальваса. – В наши обязанности часто входил и контроль над тем, что происходило на кухнях заведений, где проводились мероприятия. Для этого надо было ориентироваться во всех процессах – от логистики до приготовления блюд».

«Система не видит людей – она видит документы»: история беженца из Уганды, который мечтает найти работу в Украине

Фото: из личного архива Вальвасы

Для того, чтобы «официанты при исполнении» не особо бросались в глаза, их обучали основам маскировочных профессий – от повара до бармена. Тогда еще Вальваса не знал, какую роль эти навыки и знания сыграют в его дальнейшей судьбе.

Казалось, судьба юноши предопределена. Он был на хорошем счету у начальства – впереди его ждала неплохая карьера. Но к середине 1980-х в стране назрели перемены – все заговорили о смене власти и перевороте, события разворачивались стремительно. Скорее всего, Вальвасе, как и многим его друзьям, предстояло оказаться в рядах врагов народа. Но чуть раньше представители спецслужб СССР, заприметившие шустрого паренька, предложили ему поехать на учебу в Советский Союз.

«В СССР было много программ для представителей стран, которые находились под его влиянием. Мне предложили поучаствовать в одной из них – поехать учиться «по обмену». При этом меня предупредили, что в Уганде намечаются большие перемены. И когда они произойдут, мне лучше быть подальше от родины».

Предложение было соблазнительным – Вальваса всегда хотел учиться. Планировал получить юридическое образование, чтобы продолжить строить карьеру в силовых структурах. Но теперь речь шла уже не только о перспективах, но, прежде всего, о спасении жизни. Он согласился уехать.

«Раздумывать было некогда. Мне очень повезло, что в аэропорт меня везла машина посольства СССР. Нас пропустили, я смог уехать», – вспоминает Вальваса.

Его друзья и коллеги, которые не успели вовремя покинуть Уганду, были убиты или подверглись пыткам. Новая власть не щадила никого.

«Система не видит людей – она видит документы»: история беженца из Уганды, который мечтает найти работу в Украине

Фото: из личного архива Вальвасы

Учеба в СССР и шальные 90-ые

Мест в обещанном московском университете не нашлось. Потому Вальвасе предложили начать учебу в одном из вузов Донецка: «Я учился на экономическом факультете. До этого мы долго выбирали направление и специальность, которые мне подойдут. Мечтал быть юристом, но изучать законодательство чужой страны было глупо. Потому был выбран универсальный вариант – экономика».

Учеба давалась легко – сказывалась природная склонность к математическим наукам и выработанные годами внимание и настойчивость. Университет Вальваса окончил с красным дипломом.

«На тот момент я уже знал, что домой мне путь закрыт. У меня была стипендия от СССР, что немного облегчало ситуацию – Уганда не могла остановить ее выплату или отозвать меня назад, – говорит Вальваса и мрачнеет. – На тот момент правительство нашей страны уже навело свои порядки внутри и начало искать беглецов, выехавших за ее пределы. У меня же заканчивался срок действия паспорта. Чтобы его продлить, надо было ехать на родину. А для таких, как я, это был бы билет в один конец».

«Система не видит людей – она видит документы»: история беженца из Уганды, который мечтает найти работу в Украине

Фото: из личного архива Вальвасы

От поездки в Уганду Вальвасу отговаривали и родственники, и коллеги. На тот момент ему предложили место в аспирантуре – в московском вузе: «Я жил и работал в Донецке, учился в Москве. Мне говорили о том, что можно получить вид на жительство в России. Тогда мне еще казалось, что все наладится. В конце концов, у меня есть знания, образование, друзья».

В 1994 году Вальваса написал заявление на получение статуса беженца в России. В Украине сделать это было невозможно – не было еще подобной практики.

«В Москве я старался помогать, как мог, людям, которые оказались в такой же ситуации, – вспоминает Вальваса. – У нас была столовая, где я как волонтер помогал кормить беженцев. Хотя на тот момент у меня была неплохо оплачиваемая работа и мне виделись даже какие-то перспективы».

Еще во время учебы в аспирантуре на Вальвасу обратили внимание – и предложили ему место ассистента преподавателя. Он вел практические занятия и семинары. Преподавал на английском языке, которым великолепно владел. Особых перспектив для человека со статусом беженца на просторах развалившегося Советского Союза не было. В легендарные лихие 90-ые даже доктора наук подрабатывали на рынках и выживали как могли. Впрочем, здесь Вальвасе вновь пригодились знания иностранного языка.

«Система не видит людей – она видит документы»: история беженца из Уганды, который мечтает найти работу в Украине

Фото: из личного архива Вальвасы

«Тогда я в составе сопровождающих групп выезжал со студентами за границу, – вспоминает наш герой. – Во время таких поездок находил поставщиков компьютеров, договаривался с ними о покупке техники, привозил сюда – и мы занималась их продажей.

Но и этот технико-челночный бизнес долго не просуществовал. По ряду причин часть мигрантов и беженцев, зарегистрированных в России, отправили в Украину. Знакомые по донецкому вузу предложили Вальвасе поработать экономистом на одном из украинских предприятий. Он занимался проверкой документов, аудитом.

Но в 90-е сюжеты менялись с неимоверной скоростью: компания, в которой работал Вальваса, перешла к другому собственнику. В его услугах там больше не нуждались. Устроиться же на новом месте было непросто – подоспела новая беда. У Вальвасы заканчивался срок действия паспорта, а после документы и вовсе украли.

«Система не видит людей – она видит документы»: история беженца из Уганды, который мечтает найти работу в Украине

Фото: из личного архива Вальвасы

Человек без паспорта

«Я получил справку беженца, но это уже был документ, который ничего, кроме проблем, мне дать не мог, – вздыхает Вальваса. – С того момента и начались мои настоящие хождения по мукам. За что бы ни брался, я оказывался перед закрытой дверью. Никто не хотел связываться с беженцем без паспорта. Мои знания и умения никому не были нужны».

90-ые Вальваса вспоминает с ужасом. Эти годы прошли в бесконечных попытках заработать на жизнь, в бесконечных конфликтах с милицией – восстановить паспорт было невозможно, а пройти мимо человека со столь экзотической внешностью стражи порядка не могли.

«Контакты с моими бывшими коллегами и друзьями на тот момент потерялись, – говорит Вальваса. – Обратиться за помощью было не к кому. Я хотел уехать в Канаду. Поступил в Киеве в «иняз», хотел получить образование переводчика. Закончил три курса. Но когда стало понятно, что уехать я не смогу из-за документов, учебу я оставил. Параллельно я работал, где только мог».

Чтобы выжить, Вальваса давал частные уроки английского, работал и грузчиком на складе, и на рынке. Организация, поддерживающая беженцев, помогла ему получить свидетельство повара – для этого вновь пришлось учиться. Учеба давалась легко – все говорили о кулинарном таланте Вальвасы, предлагали окончить полный курс и стать преподавателем. Но ставки преподавателя для выживания катастрофически не хватало. Потому Вальваса устроился поваром в один из столичных отелей, где проработал пять лет.

«Знаете, ни мигранты, ни беженцы не боятся работы. Нам она нужна, чтобы физически выжить. Но поскольку у нас нет выбора, а защитить свои права мы не можем, к нам часто относятся как к бесплатной рабсиле,  – комментирует Вальваса свой трудовой стаж последних лет. – Я работал в ресторане по 11 часов в день, часто оставался после ночных смен. Все время на ногах. Эти пять лет мне нелегко дались – я уже не молод. Потому решил уйти».

«Система не видит людей – она видит документы»: история беженца из Уганды, который мечтает найти работу в Украине

Фото: из личного архива Вальвасы

Опять начались бесконечные подработки и освоение новых профессий – от сантехника до электрика. Очередная попытка работы в ресторане закончилась невыплатой обещанной зарплаты.

«Странно устроены люди, – говорит Вальваса. – Я знаю, что многие украинцы тоже сталкиваются с нечестными работодателями. Только с беженцами такими становятся даже те, кто по отношению к своим согражданам ведет себя добропорядочно».

P.S. Пока мы общалась, Вальваса несколько раз отвечал на звонки – его как хорошего электрика передают клиенты из рук в руки. Ответственный, светлая голова, делает все на совесть.

Только сам Вальваса продолжает мечтать о постоянной работе, где он был бы обычным сотрудником, получающим стабильную зарплату: «Все не так страшно, пока я могу находить для себя подработки. Но возраст берет свое – физический труд дается все тяжелее. И мне очень жаль, что я не смог реализовать все то, что знаю и умею. Мне нравилось учиться и учить. Нравилась интеллектуальная работа. Но человек не всегда сильнее обстоятельств. Система, к сожалению, не видит людей. Она видит документы… А люди видят другое: что ты отличаешься от них, что твои права… через них иногда можно переступить».

«Система не видит людей – она видит документы»: история беженца из Уганды, который мечтает найти работу в Украине

Вальваса на Ярмарке вакансий в пространстве rabota.ua ПроHR

Такие, как Вальваса, беженцы и искатели убежища, которых в Украине, согласно официальным данным, больше 8000, могли бы заполнить кадровые пробелы во многих компаниях. Но увы… Предубеждения и недостаточная информированность работодателей о правовых нюансах трудоустройства таких кандидатов развели первых и вторых по разные стороны пропасти непонимания. Чтобы исправить ситуацию, rabota.ua совместно с БФ «Право на захист» провели недавно Ярмарку вакансий, где беженцы и работодатели смогли ближе познакомиться друг с другом.

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Лучшие статьи за неделю – у вас в почте

Читайте также