«Съемки рекламы и кино – работа для сильных, выносливых людей»: интервью с генеральным продюсером видеопродакшна Анастасией Буковской

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Редакция онлайн-журнала The Point продолжает спецпроект «Творчество в разрезе», в котором представители творческих профессий рассказывают о специфике своей сферы деятельности, о методах организации работы, поиска идей и источниках вдохновения.

Наша следующая героиня – Анастасия Буковская, соосновательница и продюсер киевской студии Family Production, которая снимает видеоклипы и рекламные ролики мировых брендов, таких как Diesel, Dior, McDonald’s, Motorola и многих других. А с недавних пор компания развивает направление кинопроизводства.

В интервью Анастасия рассказала об условиях, при которых реклама становится искусством, сочетании прагматичного бизнес-подхода с креативностью, источниках вдохновения, стоп-факторах и надеждах украинского кино.

О «Каннских львах» и уважении к своему делу

– Анастасия, может ли реклама быть искусством?

– Конечно. Не каждый ролик, но, например, рекламу, которую мы снимали для бренда Dior, я считаю искусством. В нем снялась французская топ-модель Камиль Роу, 12 британских танцоров, в команде были хореограф с тремя премиями Grammy, режиссер Франсуа Руселле, который работал с The Rolling Stones. На это хочется смотреть, затаив дыхание – и на работу этих людей, и на результат.

Красиво снять бургер – это тоже искусство, хоть и другое

Или, например, реклама итальянского бренда Diesel «Go With The Flaw». Съемки были непростыми – особенно с точки зрения кастинга. Чтобы раскрыть идею – призыв быть не таким, как все, выделяться, – нам нужно было найти актеров с особенностями внешности, которых полюбит зритель. Результат стоил усилий: проект получил сразу три «Каннских льва» – награды одного из самых престижных фестивалей в сфере рекламы. Но главное – эта работа вызывает эмоции.

– Что позволяет создать рекламу, которая «цепляет», запоминается?

– Идея и ресурсы, в том числе бюджет. Чтобы вызвать у зрителя не только эмоции, но и желание приобрести этот продукт, мы должны предложить ему высокое качество по всем параметрам. Среди людей, которые не знают бизнес изнутри, бытует мнение, что реклама – это несерьезно: бери мобильный телефон и снимай. Можно и так. И можно купить костюмы для актеров не в брендовом бутике, а на рынке. Но результат будет соответственным. Каждая деталь в рекламе создает образ.

В рекламе для брендов мирового уровня режиссер может за один съемочный день получить более высокий гонорар, чем украинский режиссер за полнометражное кино, которое снимается несколько месяцев

Рекламу, которая вдохновляет, может снять только талантливый режиссер, умеющий рассказывать истории, чувствовать стиль, делиться своим оригинальным видением. Кстати, это популярная иллюзия среди украинских режиссеров – что можно просто «поснимать рекламку» между кино- или телепроектами. Словно это «халтурка», а «великие» созданы для большого искусства. Опять-таки, смотря о какой рекламе речь, но поверьте – работать с Lacoste при таком подходе точно не позовут. Важно честно относиться к своему делу и уважать его.

О том, как «оживляются» идеи, семейном офисе и «волшебном времени»

– Как строится творческий процесс при создании рекламы, какие этапы проходит – от идеи до завершения?

– Мы не рекламное агентство, а продакшн-студия. Задача нашей креативной команды – «оживить» идею клиента, который обычно работает через рекламное агентство, организовать производственный процесс. Обычно команда получает приглашение принять участие в тендере, бриф, сториборд (историю в рисунках – прим. ред.). Затем предлагает кандидатуры режиссеров с нужным опытом, а иногда и других участников группы.

Требования к команде могут быть специфические – например, запрос на поиск режиссера с опытом работы в жанре комедии или оператора, который отлично снимает под водой. Режиссеры готовят тритменты, в которых описывают свое видение будущего ролика, продакшн готовит предложение по логистике, таймингу, бюджету. После победы в тендере начинается этап препродакшна: поиск и освоение локаций, подготовка павильонов, кастинг актеров. А затем – непосредственно съемки.

– Как вы создаете творческую среду для себя и своей команды?

– Съемки – это стресс 24 часа в сутки. Нужно нести ответственность за сложную систему, десятки процессов, в которых задействовано от 65 до 130 человек. От каждого что-то зависит, ничего нельзя забыть или перепутать – от глобальных вопросов до мелочей, от организации логистики до цвета кофты для актрисы. Поэтому офисное пространство, в котором работает наша команда, обустроено так, чтобы люди чувствовали себя как дома: уютно, спокойно, тихо.

У нас есть традиция wine & сheese friday – угощаться вином и сыром по пятницам. С недавних пор мы также собираемся на вкусные завтраки – «подсмотрели» эту идею у своих клиентов MacPaw. В офисе есть оборудованная кухня, где мы устраиваем посиделки не только с коллегами, но и, например, приглашаем гостей, которые приезжают на съемки из других стран и успевают соскучиться по домашней еде.

На нашей кухне вполне возможно встретить известного режиссера со сковородкой, который готовит мидии на ужин

Мы не любим рестораны, поскольку для нас это отчасти «рабочее место» – слишком много времени проводится на переговорах с клиентами. Наш корпоратив – это семейный рождественский завтрак, а не пьянка с танцами на столах. Мы любим ретриты, выезды за город, поскольку шума хватает в повседневной жизни.

Также мы уже пятый год устраиваем традиционную вечеринку Magic Hour Party на фестивале «Каннские львы». Это «волшебное время» часто используется, например, в кино: мягкий свет перед заходом солнца очень красиво выглядит в кадре. Мы собираем друзей и партнеров, приглашаем повара из Брюсселя, который готовит паэлью, отдыхаем, общаемся, любуемся закатом.

О вдохновении, манипуляциях выгоранием и критике

– Как справляться с проблемой выгорания в креативной среде?

– Если честно, меня это слово в последнее время возмущает. Возможно, потому, что им злоупотребляют люди возраста 20+, которые и «загореться» еще не успели. Это может быть связано с неправильными ожиданиями.

Съемки рекламы – это не «прикольно, кофе и бесплатная еда». А работа для сильных и выносливых людей, тяжелый труд, для которого нужен стержень

Представьте съемки при 35 градусах жары или 20 градусах мороза. Например, в декабре наша команда снимала для немецких заказчиков фильм «Marshland» («Болото»): натура, зима за городом, холод и ветер. Это безумно красиво смотрится в кадре, но невероятно сложно для людей.

«Family Production» – не просто название, это действительно семья. Мы осторожно и долго выбираем людей в команду, и основной состав работает с нами уже более 10 лет. Мы строим отношения, много вкладываем в людей, обучаем, верим в них. Поэтому, услышав «выгорающие» интонации, я расстраиваюсь.
Безусловно, и от любимого дела можно устать. Тогда нужно отдохнуть, переключиться, но затем – вернуться, и работать с полной отдачей. Это непросто в нашей сфере: в активные периоды приходится трудиться нон-стоп. Но мы все-таки учимся держать ритм, вовремя «выдыхать».

– Верите ли вы в музу? И если да – как ее «поймать»?

– Верю, причем в любой профессии. Вдохновение должно быть в душе, в сердце и в голове. Когда чувствую, что оно уходит – мне помогает просмотр хорошего кино, совершенно разного: картины Ларса фон Триера, Гаспара Ноэ, Дэмьена Шазелла, Пола Томаса Андерсона. Из украинских особенно понравился «Вулкан» Романа Бондарчука.

Меня вдохновляют встречи с друзьями или мини-ретриты, когда можно уехать за город на природу и просто помолчать. Моя муза обычно возвращается примерно на 4-5 день отдыха, появляется много креативных идей. Когда устаешь, живешь «в ракушке», это мешает творчеству.

– Сложно ли воспринимать критику и насколько это важно в вашей работе?

– Думаю, критика не нравится никому, даже тем, кто вслух утверждает обратное. А особенно тем, кто является критиком сам.

Важно различать «диванных маньяков», которые высказывают свое мнение даже о том, чего не знают, и профессионалов, которые могут составить конструктивный отзыв о твоей работе

Например, украинское кино только начинает развиваться. Сейчас на экранах мы видим первые ростки. И вести себя критикам важно осторожно: если судить очень строго – ростки можно «затоптать», а если молчать – не будет развития. Нужно отмечать недостатки и подчеркивать достоинства. Но я не кинокритик – не делаю профессиональный разбор кино, могу поделиться только своими ощущениями, без оценок. Поэтому, если картина совсем не понравилась, а у меня спрашивают о моем мнении, научилась отвечать такой интересной фразой: «Проделана большая работа»…

Об экспериментах, 69-м Берлинале и кинодинастии

– Творческую профессию постоянно нужно «подпитывать», развивать. Как вы учитесь?

– Карт-бланш нам дает работа с иностранными командами. Мы многому учимся. В частности, в сфере кинопроизводства.

В Украине пока что низкий уровень конкуренции, люди предпочитают работать так, как привыкли, и неохотно соглашаются на эксперименты. Жаль, ведь можно использовать интересный опыт коллег

Приведу пример из практики наших немецких партнеров, с которыми мы вместе работали над фильмом «Marshland», а ранее они же снимали сериал для Netflix – «Собаки Берлина». Продакт-плейсмент в их формате: герои фильма ездят на старых «мерседесах», и автопроизводитель не платит за это деньги, а соглашается на бартер: руководителям продакшна предоставляют несколько таких машин на все время съемочного процесса. Это шикарно и стильно смотрится, такой подход более оригинален и интересен для обеих сторон.

Или представим, что герои пьют минеральную воду: производитель может просто заплатить за это деньги, а может обеспечить съемочную группу водой. А команда, в свою очередь, будет делиться фотографиями со съемок. Это не прямая реклама, а более «тонкая» работа, которая формирует лояльность к бренду.

– Вы принимали участие в 69-м Берлинском международном кинофестивале. С какими впечатлениями вернулись с Берлинале в этом году?

– Посещать кинофестивали можно с разными целями. Например, продюсерам интересно не только посмотреть кино, но и принять участие в кинорынке, где у стран и даже отдельных студий организованы собственные павильоны. В этом году состоялось множество встреч с иностранными коллегами, презентации украинских локаций и работ наших режиссеров.

Оформлением национального стенда занималась Ассоциация развития киноиндустрии Украины, в состав которой входит и Family Production, совместно с Государственным агентством Украины по вопросам кино и Украинским культурным фондом. Вдохновением для айдентики стенда стали мотивы украинской художницы Марии Примаченко.

На фестивалях такого уровня можно испытать разные чувства. С одной стороны, понимаешь, какой путь еще предстоит пройти Украине, в частности – как не хватает государственной поддержки. Например, система кэш-рибейтов – возврата инвестиций в кинопроизводство, ведь это – вложения в страну, ее имидж, привлекательность для иностранных продюсеров. Для сравнения, в Польше рибейт составляет 35%, в Украине до сих пор не введены даже запланированные 16,6% (необходимо внести изменения в законодательство).

С другой стороны, в этом году произошло важное событие: на Берлинале состоялась мировая премьера фильма польского режиссера Агнешки Холланд «Мистер Джонс» о Голодоморе. Это ко-продукция – кино снято при участии Великобритании, Польши и Украины. Но то, что фильм был представлен в основной конкурсной программе, – большая честь для нашей страны.

– Вы представляете кинодинастию. Расскажите о своей семье и о том, как развитие в такой среде повлияло на ваше становление?

– Слоган Family Production – «Filmmaking. It’s in our blood». Кинопроизводство действительно у нас в крови. Мой дедушка – режиссер игрового кино Анатолий Буковский, бабушка – актриса Нина Антонова: ей 83 года, и она до сих пор снимается в кино и сериалах. Отец – Сергей Буковский, режиссер документального кино, в том числе – о Голодоморе, Холокосте, Второй мировой войне; а его картина «Главная роль» победила в Конкурсе европейских документальных фильмов в рамках 8-го Одесского международного кинофестиваля, а также получила национальную кинопремию «Золотая Дзиґа». Когда я была студенткой, училась на режиссера – тоже работала с отцом на нескольких проектах как ассистент. Моя вторая бабушка – звукорежиссер, проработала 35 лет на киностудии Довженко. Мама – продакшн-менеджер. То есть, сами понимаете, выбор профессии был практически предопределен.

Поэтому и открывать свой продакшн 15 лет назад нам с мужем, Даниилом Каптюхом, было не так страшно. Я выросла в этой среде, досконально знаю съемочный процесс и могу заменить любого участника в случае непредвиденных обстоятельств. Как и мой младший брат – Никита Буковский, который начал работать с нами еще со школы, а сегодня он – наш партнер и продюсер по международному рынку. Моему сыну Степану 5 лет, и он на съемках с месяца. Легко отличает профессии режиссера, продюсера и оператора, и хотя пока что утверждает, что, когда вырастет, станет кассиром в супермаркете… Кто знает?

У наших детей много возможностей, о которых мы могли только мечтать – например, учиться уже в европейских киношколах. Посмотрим, какие горизонты это откроет. Но, думаю, гены все-таки «просыпаются» со временем

– Какие творческие планы вы намереваетесь реализовать в ближайшее время?

– В 2017 году мы открыли кинодепартамент. Кино – это часть нашей стратегии. Сняли уже два фильма для немецких заказчиков, а сейчас работаем над проектом для украинского зрителя. Но мы – люди бизнеса, не планируем «играть в кино» и снимать артхаус, который никто не увидит. Хотим создать востребованный продукт – комедию, ради которой люди захотят пойти в кинотеатры. Я фанат рекламы – это каждый раз что-то новое, интересное и экстремальное. Но постепенно открываю для себя игровое кино. Для начала планирую снять собственную короткометражку в качестве режиссера.

Share on FacebookTweet about this on Twitter

Кращі статті за тиждень – у вас в пошті!

Читайте також